Последняя куртизанка

Последняя куртизанкаНадо сказать, что место Черчиллей в политическом бомонде не осталось пустым. Внук Уинстона и Клемми от их сына Рэндольфа, названный в честь знаменитого деда Уинстоном, вошел в большую политику как депутат от партии консерваторов.
 
Рэндольф, над которым всегда довлел авторитет отца, «не добился успеха ни в политике, ни в журналистике, ни в обществе». В 1939 году он женился на 18-летней аристократке Памеле Дигби и в 1940-м у них родился сын Уинни. Скоро брак Рэндольфа и Памелы дал трещину, и в 1945 году молодые люди развелись.
 
Тем не менее, Уинстон Черчилль высоко ценил невестку, которая «большую часть войны провела на Даунинг-стрит, блестяще справляясь с обязанностями хозяйки». Пока Рэндольф искал утешения в пьянках и случайных подружках, среди поклонников Памелы появился прибывший в Англию специальный посол Рузвельта Аверелл Гарриман.
 
Современные исследователи отмечают многозначительно: «В отсутствие Рэндолфа как никогда тесными и дружескими становятся ее отношения со всемогущим свекром: долгими ночами Памела читает Уинстону Черчиллю его любимые романы, играет с ним в бридж…» Вам, уважаемый читатель эта фраза еще ни о чем не говорит? Ну если так, то скромно умолчим о выводах и пойдем дальше. «Она окружает вниманием многочисленных гостей своего дома — боевых генералов, флотских капитанов и даже членов албанского кабинета министров в изгнании. В 1942 году ее дом посещает с кратким дружеским визитом президент США Франклин Рузвельт. Завсегдатаем вечеринок у «веселой Пэм» становится и специальный советник американского президента Гарриман, будущий посол США в Москве. Отношения Памелы с мистером Гарриманом особенно теплеют после незабываемой ночи в бомбоубежище…»
 

Уильям Аверелл Гарриман (1891–1986) — американский промышленник еврейского происхождения, государственный деятель и дипломат. Гарриман — ближайший, после Гопкинса, друг и советник Рузвельта. В феврале 1941 года Рузвельт направил его в Лондон; Гарриман обладал большими полномочиями и отчитывался непосредственно перед Рузвельтом и Гопкинсом, минуя госсекретаря. Черчилль быстро оценил значение специального посланника Рузвельта, и между ними установились тесные дружеские отношения.
 
В сентябре 1941 года Гарриман в качестве специального посланника президента США, вместе с лордом Бивербруком посетил Москву, чтобы выработать соглашение по программе ленд-лиза. У прагматика Гарримана сложились хорошие отношения с прагматиком Сталиным.

 
Именно Уинстон Черчилль познакомил Аверелла Гаррмана со своей активной невесткой. Не стоит думать, что постельный шпионаж — это прерогатива только низовых спецслужб. Как покажет время, это знакомство станет великой победой клана Черчилля!
 
После многочисленных романов с великими и значимыми мира сего и второго распавшегося брака Памела вновь встретилась с Гарриманом в 1973 году и вышла за него замуж.
 
Известно, что Гарриманы, среди других самых богатых и влиятельных кланов мира (Ротшильды, Рокфеллеры, Шиффы, Варбурги, Морганы, Милнеры) финансировали большевиков и большевистскую революцию 1917 года. Как указывал известный экономист и историк Энтони Саттон: «Уильям Аверелл Гарриман (американский политический деятель и дипломат, сын владельца железнодорожной компании «Юнион Пасифик Рейлрод», в годы НЭПа инвестировал в Чиатурские марганцевые концессии на Кавказе) был директором «Guaranty Trust Company», сотрудничал с советским руководством»; «В учебниках пишут — СССР и нацистская Германия были непримиримыми соперниками. Но в 1920-х Уильям Аверелл Гарриман помогал большевикам получать финансовую и политическую помощь от иностранных государств, участвовал в создании «РУСКОМБАНКА» (первого коммерческого банка СССР)… А ведь именно Аверелл Гарриман и его брат Роланд через «Union bank» субсидировали Гитлера». К тому же, как стало известно, А. Гарриман давал кредит под самостоятельное еврейское государство Израиль.
 
Как подметил А. Гольдберг, «на Тегеранской конференции Рузвельт, желая угодить Сталину, порой даже оскорблял Черчилля. Ч. Болен, переводивший на русский язык шутки президента, неодобрительно отзывался о манере поведения Рузвельта по отношению к премьеру Великобритании. Гарриман же, у которого до того были хорошее взаимопонимание и дружеские отношения с Черчиллем, поддакивал президенту, в частности, обвиняя англичан в срыве политики тесного сотрудничества с СССР. В связи с этим посол Кларк-Керр говорил Идену, что «Аверелл напоминает флюгер» (в 1942-м году, когда Гарриман приезжал в Москву в компании Черчилля, Кларк-Керр назвал его «чемпионом лизоблюдства»).
 
Любопытно, что дочь Гарримана Кэтлин была в составе советской комиссии по расследованию преступлений в Катыни; она поставила свою подпись под выводом комиссии о том, что тысячи польских офицеров убили немцы…
 
Великосветские завистницы окрестили Памелу Черчилль-Гарриман «рыжей ведьмой». «Королева-мать Америки и великая дочь Британии» — льстили ей газеты. При том, что газетчики не стеснялись прозывать леди Пэм «последней куртизанкой в истории». Современницы не были склонны преувеличивать умственные способности Памелы. Журналистка Арина Миронова, обратившаяся к этой героине, описывает: «Эта Пэм — просто безмозглый кусочек сала», — с милой улыбкой заметила однажды ее подруга Кики Кеннеди (будущая герцогиня Девонширская) в разговоре со своим братом Джеком. Пожалуй, у многих дам были свои причины ненавидеть Памелу Дигби: едва ли не каждая подозревала собственного мужа в излишне тесных связях с веснушчатой леди-вамп. При этом особенное негодование вызывал факт, очевидный каждому, кто хоть раз видел Памелу: она не была красавицей. Но, несомненно, у «глупышки Пэм» все-таки был свой особый секрет очарования…».
 
Флирт не был для нее хобби — он превратился в профессию, важнейшее средство удовлетворения похоти и амбиций. Будучи восьми лет от роду, эта будущая фурия нетвердым почерком вывела в детском дневнике: «Нужен хороший мужчина, который оденет тебя в роскошное платье». Любимым местом прогулок Пэм был уголок графства Дорсет, где находится знаменитая 60-метровая фигура обнаженного Геракла, выдолбленная в известковой скале почти 2 000 лет назад, еще при римлянах. «Малышку словно притягивает к этому Гераклу», — ядовито заметила мать, когда гувернантка доложила ей, что воспитанница всегда с излишним любопытством рассматривает гигантский 10-метровый фаллос, которым наделен каменный Геракл. Мать Пэм выказала убеждение, что излишняя чувственность досталась дочери от прапрабабки по отцовской линии — знаменитой распутницы Джейн Дигби. В салонную историю Европы та вошла под именем Аврора.
 
«Моя прапрабабка была не просто удивительной красавицей», — запишет Пэм в своем дневнике. Ее восхищало, с какой легкостью Аврора очаровывала герцогов и королей: эта темпераментная блондинка прошла по Европе начала XIX века как страстный ураган. Утверждают, что в 1828 году в Париже она разбила сердце австрийского герцога Шварценберга, уже через год в Мюнхене покорила короля Людвига I, а еще через год в Афинах украшала собой постель короля Отто, первого монарха независимой Греции. Любвеобильная Аврора закончила жизнь в Дамаске, в гареме шейха Абдула эль-Мезраба. Сохранились ее письма, в одном из них она жалуется на немощь Абдула, мол, он не спал с ней больше месяца. Авроре в это время было… 73 года.
 
Ее внучка Пэм в поведении была копией своей эксцентричной прабабки. «Я уверена, что во мне есть что-то от замечательной прапрабабушки», — верила Памела. Однако кроме безудержной сексуальности в ней были иные качества, заставлявшее богатых и влиятельных мужчин подпадать под ее чары.
 
В «любовном сафари» ей помогали выдержка и самообладание. «Другим охотничьим приемом рыжей баронессы было умение правильно строить светскую беседу. Этому ее обучил отец — член палаты лордов, милейший человек, за всю свою жизнь не наживший ни одного врага. «Если не знаешь, что сказать, повторяй слова собеседника», — советовал он дочери, и та взяла старый придворный прием на вооружение. Неудивительно, что мужчины считали Пэм чрезвычайно образованной леди: художники поражались ее эстетическому вкусу, банкиры восхищались тем, как легко она разбирается в хитросплетениях финансовой политики. Владелец концерна «Фиат» Джанни Аньелли заявлял, что Памела знает об автомобилях больше, чем многие представители сильного пола. А бродвейский продюсер Лиланд Хейвордс считал поистине выдающимся художественное чутье Памелы и даже несколько раз советовался с ней, в какие костюмы облачить артистов. Памела Дигби была очень умна и при этом умела казаться милой наивной дурочкой — и это тоже было ее секретным оружием».
 
Когда эту роскошную куртизанку бросил принц Али Хан, она очутилась на яхте 27-летнего Джанни Аньелли, которому уже принадлежал самый крупный бизнес во всей Италии — автомобильный концерн «Фиат». Постельные сцены принесли выгоду двум любовникам: Памела лишь позвонила своему бывшему свекру Уинстону Черчиллю, и для Джанни тут же открылся английский рынок сбыта итальянских «Фиатов». В карман леди Пэм потекли десятки миллионов долларов.
 
Всю жизнь все счета «рыжей ведьмы» по очереди оплачивали самые богатые люди мира. Как сообщает А. Миронова: в начале 50-х г. ХХ века — финансист и коннозаводчик Джон Уитни (наследник процветающего клана Уитни, известный, в частности, тем, что на его деньги снят фильм «Унесенные ветром»); в середине 50-х — банкир Эли де Ротшильд, самый богатый молодой человек в послевоенном Париже. Очередной ее жертвой стал 58-летний американский продюсер Лиланд Хейвордс. Ради обворожительной британки он развелся с женой, которая вскоре покончила с собой. Этот закоренелый кокаинист и смелый экспериментатор в области любовных утех уговорил Пэм оставить Париж и переехать в Америку. Они поженились; однако через месяц после свадьбы одна из дочерей Лиланда от прежнего брака отравилась. И новый супруг Памелы запил. В 1970 году он умер, и передовицы бульварных газет вышли с аршинными заголовками: «Львица снова на свободе! Памела превращается в «веселую вдовушку»! Лондон и Париж трепещут в ожидании новых скандальных авантюр!»
 
Сбросив траурную маску, «черчиллиха» выбрала новую цель — старого приятеля Аверелла Гарримана. Того самого, что во время обстрелов Лондона ракетами «Фау-1» коротал ночи вместе с молодушкой Пэм в уютном бункере на территории посольства США… Ко времени их повторного романа 73-летний американский политик достиг высокой масонской степени, постарел и овдовел. Они встретились в Вашингтоне в летнем кафе, и уже через два месяца стали мужем и женой.
 
В 1986 году Памела Берил Дигби Черчилль-Гарриман овдовела. Гигантское состояние Гарримана в $ 600 млн. позволило ей оставаться на вершине мира, — в числе тех, кто вершит судьбы не людей, но стран и континентов.
 
В дом Памелы стекались молодые политики изо всех 50 штатов Америки. Старая великосветская дама выступала с напутственными речами, давала ценные советы, ходатайствовала в коридорах власти и обустраивала политические альянсы. Забыла ли она о тех временах, когда ее считали главной европейской гейшей? — наверняка нет, она прекрасно осознавала, по какой фундаментальной постельной лестнице пришлось пройти, чтобы достичь таких великолепных высот.
 
«Леди Памела, будучи распорядителем фонда Гарримана «Молодые демократы 80-х», буквально вскормила, воспитала и взрастила президента Америки» из клана Клинтонов. Историки подмечают, что «румяный паренек из глухой провинции Билли Клинтон» был частым гостем в ее вашингтонском доме. После победы на выборах 1992 года Клинтон щедро отблагодарил «крестную старушку», предложив на выбор пост чрезвычайного и полномочного посла США в любой из европейских стран. Словно бы желая вернуться в свою бурную молодость, престарелая леди выбрала Париж.
 
Недавняя героиня светских сплетен и циничных скандалов превратилась в посла великой державы. На восьмом десятке она с удовольствием посещала рестораны и клубы, принимала в своем особняке знаменитых гостей и не пропускала ни одной премьеры в «Гранд-опера». Как говорят: жизнь удалась…
 
Вечером 3 февраля 1997 года маленькая энергичная старушонка спустилась по лесенке в теплую воду бассейна с минеральной водой в вашингтонском отеле «Ритц». Здесь и преставилась… На похоронах Памелы Черчилль-Гарриман в Национальном соборе Вашингтона собралось примерно 1 500 человек. Площадь перед храмом заполнили правительственные лимузины и бронированные автомобили миллионеров, дипломатов, кинозвезд…
 

* * *

 
Москва, улица Старая Басманная, кафе «Кафка». Интервью с профессиональным контрразведчиком, сотрудником Академии изучения проблем национальной безопасности РФ Х.:
 
— То, что вы говорили о Чаплине и Клер Шэридан — это одно, а вот как вам история с Памелой Черчилль-Гарриман?
 
— Это тот случай, когда говорится: главное — не сесть на х…, главное — грамотно с него слезть. Извините за прямоту. Не смущайтесь, пейте ваш кофе.
 
— А мы можем поговорить о еврейской составляющей всех этих мировых семейных кланов, всех этих великих вершителей судеб?
 
— Перейдем к метафизике, к тому, что некоторые называют «тайными знаниями». В определенных кругах существует мнение, что евреи были выведены искусственно, выведены специально, чтобы служить вектором раздражения.
 
— И здесь возникают вопросы: кто мы, люди? кто правит нами? кто стоит над нами? кто с нами экспериментирует? Вы ведь тоже имеете в виду тех Великих Неизвестных, о которых говорил Дизраэли, и с которыми будто бы общался Гитлер?
 
— …Еврейская кровь — не всегда составляющая, часто она является маскирующим эффектом, чтобы среда приняла. Как элемент внедрения. Личина спадает, а объект работает. Еврейская кровь — как элемент маскировки. Эти люди — элементы одной и той же схемы. Возьмите Черчилля. Прежде всего, скажу, что это клон Сталина, правда, слабый клон.
 
— Ну соглашусь априори, что все мы кем-то созданы. На что же ориентированы эти кланы?
 
— Они действуют по разным программам, что зависит от внутренних характеристик. Одним дается задача стяжать, другим — иное. К примеру, Гитлер работал по другой схеме. Он не стяжатель, личное обогащение для него не имело значения, он даже контролировал Еву, чтобы та много не транжирила.
 
— На что же ориентирован семейный клан Черчиллей-Мальборо?
 
— Семейный клан Черчилля тесно завязан между собой. В нем те, кто сейчас на плаву и имеют бабки, скажем, в крупнейших британских банках, в том числе в Barclays Bank, все его родственники, прямая генетическая линия. Свою финансовую поляну они делят с немцами, американцами, через войны получают свои дивиденды.
 
— Они правят миром. Но можно ли сказать, что весь мир живет по схеме, которую они нам создали? Я имею в виду экономическую, политическую схему…
 
— …и схему навязанных ими человечеству ценностей. Могу добавить, что в скором времени придут матрицы Сталина, Рузвельта и Черчилля, и получат власть.
 
— В других обличьях?
 
— Несомненно. Они придут под слоганом: «Давай еще порулим!»
 
— Шутите?
 
— Нисколько… История продолжается.
 
© Отрывок из книги Ольги Грейгъ «Черчилль-Мальборо. Гнездо шпионов» (Издательство Алгоритм)
 

Create & Design Alexandr Nemirov