Преодоление Смуты

Преодоление СмутыВ книгу «Преодоление Смуты» (М.: Алгоритм, 2012) вошли труды двух известных российских историков – доктора исторических наук, профессора В.А. Волкова и доктора исторических наук, профессора А.Г. Кузьмина (1928-2004). Оба исследования посвящены одной из самых трагических страниц русской истории – Смуте начала XVII века и освобождению Московского государства от польско-литовской оккупации. Большое внимание уделяется как политическим предпосылкам и ходу Смуты, так и военным действиям русских войск против захватчиков.
 
18 марта 1584 года скончался царь Иван Грозный. Высшую оценку он дал себе сам: «Всеми ненавидим, один есть». Пожалуй, в истории России не было князя и царя, который мог бы столько навредить стране и народу, потому и последовавшая вскоре «Смута» была неотвратима. Джером Горсей в 1589 году заметит, что Россия стоит на пороге гражданской войны. Тем не менее некоторые новые течения проявляются, и связаны они были с ослаблением власти самодержца.
 
Преемника Ивана Грозного, его сына Федора Ивановича (1557-1598, правил с 1584 г.) обычно представляют как «безвольного и слабоумного». В целом эта оценка близка к истине. Но после миллионов смертей и разрушения огромного государства в годы правления «сильного» самодержца Ивана Грозного, «слабый» правитель был большим благом и достижением. Федор искренне тяжело переживал расправы и пытки, в которых ему пришлось участвовать в годы опричнины. Он явно был надломлен той безудержной бесчеловечностью, которая отличала опричников и самого царя. Но в этом проявлялась не только слабость, но и чисто человеческий протест, протест человека, оказавшегося волей судеб в столь злом обществе.
 

В чем обычно усматривается «слабость» и «слабоумие» преемника величайшего деспота и разрушителя России? Обычно признаком слабости признается тот факт, что Федор Иванович не был полным самодержцем, а правил вместе с боярами. Видимо, предполагается, что боярская аристократия (т.е. скрытые сторонники политики «Избранной рады») и была главным врагом «централизованного» государства. При этом «благостью» считается именно «сильная» власть царя, олицетворяющего для многих исследователей идею «централизации».
 
Действительно, Федор Иванович сохранил Регентский совет, созданный еще при Иване Грозном, в который входили представители разных сил. Но ведь только борьба соперников (разумеется, честная), борьба мнений помогает обычно найти оптимальный путь развития. Например, потомок литовских князей Б.Я. Бельский был сторонником продолжения опричной политики. Напротив, дядя царя Н.Р. Юрьев склонялся к компромиссу с боярской аристократией. В последний совет входили И.П. Шуйский и И.Ф. Мстиславский, которые были, конечно, соперниками. В советниках появился и Борис Годунов, который, несомненно, был крупным политическим деятелем.
 
А заслуга Федора Ивановича заключалась как раз в том, что он не позволял своему «совету» расправляться с соперниками физически. Вообще подобная властная неопределенность имеет преимущество в относительно спокойное время, ибо дает возможность поразмыслить, в каком направлении далее следует идти, а наличие разных группировок и партий помогает найти и сделать объективный выбор. После смерти Ивана Грозного сложилась именно такая обстановка, и не случайно, что в это время отмечается некоторое оживление экономического производства и своеобразное успокоение социальной жизни.
 
Такие повороты, как правило, возможны лишь при власти, допускающей спор о путях выхода из кризиса. И это было очень важно для России, только что испытавшей ужас опричнины. Не случайно в XVII веке, особенно в годы «Смуты», время правления Федора Ивановича будет вспоминаться с искренними добрыми чувствами, а сам царь будет считаться одним из самых «добрых» и «благоверных» в русской истории.
 

Create & Design Alexandr Nemirov