Она запустила многие звёзды

Она запустила многие звёздыЯ люблю эту женщину, эту актрису, эту певицу, иначе не смог бы существовать рядом с ней при моем склочном характере. Много-много лет я — гитарист Пугачевой, пытаюсь ей помочь, чем могу. И стараюсь делать это осторожно.
Она очень сложная, внутреннее трепетная женщина, и я очень переживаю ее личные передряги, хотя это наглое слово — «переживаю». На моих глазах прошли ее замужества. Я вступил в ее коллектив, когда застал первого, его ауру. Знаете, как это бывает? Человека нет, а запах керосина еще остался, как у Булгакова.
 
Я понимаю, в творчестве Алла питается своими и трагическими, и радостными моментами. Трагическими, к сожалению, приходится чаще. Но она очень чистый человек по отношению к тем, кому протягивает свое сердце, извините за красивость.
 
Иногда Пугачева смотрит на меня с пониманием и терпением, иногда — с раздражением. Но за те секунды, если их собрать в хрупкую полоску, когда она смотрела на меня ласковыми, своими красивыми глазами, можно отдать все.
 
Сегодня она — царствующая королева. Когда я начинал, она была странствующей. Со своей обшарпанной гитарой под мышкой я шел за ней, и мы, музыканты, благодаря ее звездности стали звездными бродягами. Я застал тот период, и очень горжусь этим, когда «Рецитал» был ее сподвижником, скромно стоящим наполовину в тени. Но в то время было больше романтики, шла совсем другая жизнь.
 
Мы разъезжали по различным, казалось, бесчисленным филармониям и концертным залам, и Пугачева вела героическое существование Это не преувеличение. На своих гастролях, зачастую в трудных условиях, она налетала, по-моему, не меньше любого космонавта. Самолеты, поезда, автобусы, одна гостиница за другой. Постоянное движение — вот что такое ее звездное бродяжничество.
 

С нею мы попадали и в пожары, и в аварии, и в авиакатастрофы.
 
Вот, помню, летели в Корею, кимирсеновскую, конечно. Сели в самолет, чувствуем запах дыма, легкий такой, неприятный. Наш администратор забеспокоился, и мы втроем с Русланом Горобцом пошли выяснять, что случилось.
 
Нас уже поташнивало.
 
Оказалось — каким образом? почему?! — пролили азотную кислоту. Она прожгла пол, все эти электрические шахты в самолете. Ничего себе! Если бы мы взлетели, то тут же рухнули бы.
 
Алла подняла скандал, нас посадили в другой самолет, но лететь пришлось уже не через Москву, а через Дальний Восток.
 
И вот что еще потрясло меня в этих поездках. Совсем другое. Пугачева — человек с отличным чувством юмора. Она как руководитель никогда не наказывала нас за наши проделки.
 
Помню, на последних концертах длинного тура мы обычно устраивали «зеленуху». Это когда мы делаем такие хохмы, чтобы самим посмеяться, а зрители ничего бы не поняли, ну и, конечно, не пострадало бы качество концерта.
 
Например, в одной из программ у нас шла песня «Молодой человек, пригласите танцевать». Роль молодого всегда играл Коля Коновалов. На всех концертах он выходил такой элегантный, вылощенный, а тут наши техники придумали: Коля вышел на сцену в шляпе, надвинутой на лоб, в черных очках, черном плаще с поднятым воротником. Такой вот страшила. Вышел и стоит, как каменный.
 
Пугачева удивилась, но поет ему: «Молодой человек, пригласите танцевать». А он не двигается. Народ, по-моему, замер, ждет, что будет. Но Пугачева же настоящая актриса, разве она могла не обыграть эту ситуацию! Подошла к страшиле, ласково повторила просьбу. Он постоял-постоял и, развернувшись, ушел, словно робот. Она только развела руками и вальсировала одна. Потом, правда, призналась нам, что чуть не умерла от душившего ее смеха.
 
А на другой «зеленухе» она пела «Я по лестнице по этой». Там она всегда кидала за кулисы воображаемый камешек. А тут она его кинула — и вдруг раздался жуткий грохот разбитого стекла! Ну, в общем, мы старались.
 
Но никого из тех, кто создавал ей форс-мажор, Алла не наказала, не уволила, не обделила. Такая вот она женщина.
 
Что же касается «Рождественских встреч», то надо же было сообразить создать их именно в год тысячелетия христианства на Руси!
 
В этом, ей-богу, знак какой-то.
 
Алла тогда сказала: — Помоги мне. Мы все вместе будем делать это.
 
Я с удовольствием согласился стать ее помрежем. И принес ей интродукцию из рок-оперы «Иисус Христос — суперзвезда». Мы сделали монтаж, получилась очень интересная по драматургии балетная сцена борьбы добра и зла. Темные силы, конечно, проигрывали, и на сцену выходили добрые люди, как волхвы, как вестники Рождества, и приветствовали зрителей. Это было очень трепетно и волновало всех.
 
Сколько с тех пор программ пронеслось на моих глазах, но первую никогда не забуду. Было там что-то сокровенное, может быть, сказался магнетизм тысячелетия со дня крещения.
 
Первые «Встречи», по-моему, вообще отличались от остальных. Они были в хорошем смысле политизированными. Когда шли воспоминания о павших на афганской войне, о стихийных бедствиях, что в тот год обрушились на землю, в этом было что-то митинговое. Помню, как замирал зал, когда я выходил на сцену и пел свой «Афганский реквием». Именно его выбрала Пугачева, для программы. А после звучал монолог «Живем мы недолго» Саши Кальянова. И снова — эмоциональный взрыв.
 
Вот ведь как сделала Пугачева. До этого мы, работавшие с ней, подпевали ей только в отдельных песнях, даже Саша, звуковик, стоявший за своим пультом. А тут все-все участники «Встреч» хотели вылезти из своих штанов, показать, что у них в душе есть настоящее, а не просто эстрадная халтура или желание постоять рядом с царствующей королевой.
 
Алла особенно строго отбирала исполнителей. Она говорила мне как помрежу: — Надо поискать интересный номер — яркую личность с сильной харизмой. Мне все равно, насколько этот человек популярен, пусть его даже и не знает никто. Важно, что и как он поет.
 
Тогда она многих запустила в звезды.
 
Александр Левшин
 
Из книги: Глеб Скороходов. Алла Пугачева: Встречи с рождественской феей (М.: Издательство Алгоритм, 2012).
 

Create & Design Alexandr Nemirov