Сварог – бог небесного огня

Сварог – бог небесного огняВ свете новой концепции о человеческой душе, пришедший с неба земной огонь становился одновременно воротами входа и выхода: через огонь семейного очага спустившаяся с неба частичка света входила в чрево матери, рождаясь там для земной жизни, а по ее окончании тело человека клали на погребальный костер, благодаря огню которого человеческая душа возвращалась на свою небесную прародину.
 
Овладев еще в первобытную эпоху огнем-Сварожичем, родным братом Солнца, человек вместе с этим совершил настоящую духовную революцию, пересмотрев свои прежние представления о себе самом и осознав, что подобный же огонь находится и в его душе. Процессы изучения внешнего мира и познания мира внутреннего с древнейших времен шли у людей более или менее параллельно.
 
Представив себе впервые этот вселенский кругооборот душ между Небом и Землей, человек разумный превратился в человека космического, осознав себя единым целым со всей Вселенной. Разорвав тем самым притяжение Матери-Земли, человек устремился своим духом ввысь. Быть может, именно в этом забытом теперь осознании и кроется причина безудержного стремления человека в космос, получившее внешнее выражение сначала в изобретении воздушных шаров и самолетов, а затем и в судьбоносном полете Юрия Гагарина, знаменовавшем собой начало космической эры и физическое преодоление человечеством рамок своей планеты.
 
С момента этого переворота в сознании и до разрыва оков земного притяжения и выхода из своей колыбели в космос пройдут еще многие тысячелетия, однако этот судьбоносный шаг человечества был бы в принципе невозможен без той духовной революции, которую совершили в глубокой древности индоевропейцы еще в период своей общности. Если сравнивать их воззрения с ныне господствующей религиозной идеологией, то нельзя не отметить, что уже за многие тысячелетия до насильственной христианизации наши предки преодолели страх смерти и обрели веру в бессмертие своей души, приходящей на Землю из небесной высоты и после смерти туда возвращающуюся.
 

Однако это был только один из нескольких возможных вариантов развития, открывавшийся в момент крушения матриархата. Как и всякий крупный духовный кризис, он снял многие ограничения, налагаемые обществом на своих членов, в результате чего звериное начало, находящееся в недрах человеческого существа, но прежде связанное общественными запретами, стало вырываться наружу, грозя поглотить собственно человека и все общество в целом. В эпоху распада индоевропейской общности этот процесс был осмыслен нашими далекими предками в виде мифа о принявшей облик гигантской свиньи матери змеев, гонящейся за главным героем и его спутниками. Сам человек оказался не в силах справиться с рвущимся изнутри его подсознания скотским началом, однако и в этот миг, решавший всю его последующую судьбу, на помощь людям пришло божественное сверхсознание, выраженное в мифе в облике бога-кузнеца, олицетворявшего собой процесс развития собственно человеческой культуры в противовес звериной дикости.
 
Не имея возможности уничтожить звериное начало без уничтожения самого человека, Сварог перековал гигантскую свинью в кобылу и подчинил ее герою. В ожесточенной борьбе бог неба выиграл схватку за человеческую душу, предупредив повторное сползание людей в бездну исключительно животных инстинктов. Возникнув исторически в период победы патриархата над матриархатом, миф этот несет в себе непреходящую ценность, описывая вечную истину о борьбе в нашей душе человеческого и звериного начал. Как видим, славянское язычество сумело создать стройное восприятие сущности человека, бессмертная душа которого пришла на Землю со звезд, с помощью бога-кузнеца сохранила себя от тотального поглощения животным началом и является носителем солнечного света на нашей планете.
 
Если последний комплекс представлений был связан с Дажьбогом-Солнцем и детально был рассмотрен в посвященной этому божеству книге, то первые два этапа этого понимания человеческой сущности возникли благодаря восходящих ко Сварогу мифологическим представлениям, ставшими необходимыми этапами развития этого откровения, создавшими необходимую основу для возникновения венчающего все это восприятие солнечного мифа. В одном из первых известных нам великих духовных кризисов, которое повлекло за собой крушение матриархальной идеологии, наши далекие предки сумели сохранить в себе человеческое начало, в результате чего впоследствии и смог родиться миф об их происхождении от бога Солнца. Ключевая роль в преодолении этого скотского начала принадлежала Сварогу, благодаря которому огонь человеческого духа не был поглощен тьмой. В виде целостной и завершенной концепции это понимание своей сущности наши предки не успели сформулировать, однако все составляющие ее элементы, последовательно вытекающие один из другого, органично следовали из всего мирочувствования язычников-славян.
 
Хотя вся эта система понимания человеческой природы так и не была изложена в виде религиозной или философской доктрины, оформленной в качестве единого текста, наши предки с младенчества воспринимали ее как данность, непрерывно передаваемую от поколения к поколению с помощью мифов, и жили в соответствии с этим языческим мирочувствованием собственной сущности. Возвращаясь к мифу об обуздании матери змеев, отметим, что историческая эпоха его создания отразилась в том, что бог-мужчина побеждает принявшее женский облик олицетворение зла. Эта деталь сохраняется и в его «сниженных» вариантах, где вместо Сварога фигурирует овинник или куриный бог, спасающие человека или домашних животных от враждебных им женских персонажей. Во время каждого духовного кризиса силы хаоса неизменно вторгаются в жизнь человеческого коллектива, и угроза поглощения человека скрытым в нем животным началом становится вновь актуальной.
 
В свете этого мудрость наших далеких предков учит тому, что низшее начало человеческой природы должно быть трансформировано началом высшим и поставлено под контроль человека. Эта великая и возвышающая человека идея была важна за три-четыре тысячелетия до нашей эры, когда происходил распад индоевропейской общности, но не менее актуальна она и сейчас, особенно в свете того, что в начале и в конце прошлого столетия наш народ был вынужден пройти через два великих духовных кризиса, связанных с победой и поражением коммунистической идеологии, причем оба раза низшее начало в человеческом существе активно вырывалось на поверхность.
 
Дальнейшее развитие внутренних и внешних условий спустя многие века после победы патриархальной идеологии привело к выдвижению на передний план других богов, в первую очередь связанных с войной и царской властью. Эта тенденция наблюдалась практически у всех индоевропейских народов и славяне не были исключением. К моменту введения христианства на Руси наибольшим почитанием пользовались Перун и Дажьбог, а Сварог оказался даже не включенным в пантеон Владимира и впоследствии ни разу не упоминался в древнерусских поучениях против язычества.
 
Это положение дел стремительно ухудшилось после насильственной христианизации Руси. Новая религия первым делом объявила беспощадную войну исконним славянским богам, объявленным ею демонами, память о которых систематически уничтожалась, а языческое понимание сущности и предназначения человека было подменено ветхозаветным мифом об Адаме и Еве. Традиция непрерывного самобытного духовного развития была безжалостно оборвана. Однако старания христианской церкви, опиравшейся на всю мощь государственного насилия, не говоря уже про непрестанно применяемое насилие духовное, так и не увенчались полным успехом. Духовная культура нашего народа сумела выдержать и этот страшный удар и частично приспособиться к новым условиям.
 
Несмотря ни на что, Сварог не был забыт ни нашими предками, ни другими славянскими народами. В Болгарии его имя встречается в надписи ХIII в., времени расцвета христианства в этой стране, в Моравии мы видим его схематичное изображение, тоже сделанное после введения новой религии, у сохранивших верность вере своих отцов балтийских славян даже появляется новый бог Радигост-Сварожич, на которого перешли многие черты его отца, а переводчик Хроники Иоанна Малалы, а вслед за ним и русский летописец используют имя Сварога, чтобы дать понять славянскому читателю кто такой был греческий Гефест, нисколько не сомневаясь, что владеющие грамотой люди ХII в. великолепно поймут о ком идет речь. Еще больше впечатляют данные восточнославянского устного фольклора, где под именем христианских святых Космы и Дамиана, быстро слившихся в народном сознании в одно лицо, многие существенные фрагменты представлений о языческом Свароге благополучно доживают до ХХ века.
 
В «сниженном» виде отдельные черты древнего бога продолжали существовать у таких персонажей низшей мифологии, как Мороз, Чур, куриный бог или безымянный кузнец. В свете того, что миф дает ориентир для истинного восприятия собственной души, отметим тот принципиально важный факт, что предание об обуздании богом-кузнецом скотского начала в человеке сохранилось в народной традиции вплоть до ХIХ—ХХ вв. Хоть его истинный смысл и был забыт, однако в силу самого своего существования этот миф продолжал подсознательно оказывать свое могущественное влияние на общественное сознание.
 
Время и люди постепенно смогли стереть у нашего народа память о его исконном боге неба, однако без уничтожения самого человека даже они неспособны уничтожить небесное начало в человеческой душе и основы заложенной Сварогом человеческой культуры. Уйдя в сферу коллективного подсознательного, эти начала все равно продолжают определять как структуру собственно самой человеческой личности, так и образуемого этими личностями общества. В различные исторические эпохи они могут действовать сильнее или слабее, однако они неизменно присутствуют в нас, незримо создавая то восприятие нами самих себя и окружающей нас Вселенной, какое образует отличительную черту славянства.
 
Из книги: Михаил Серяков. Сварог: победитель зла (М.: Издательство Алгоритм, 2013).
 

Create & Design Alexandr Nemirov