Кто привел к власти Гитлера?

Кто привел к власти Гитлера?В начале 1933 года канцлером Германии стал Адольф Гитлер, к власти прорвалась национал-социалистская партия. Земной шар покатился к войне… Но чтобы найти истоки катастрофы, целесообразно обратиться к более ранним временам. Главный выигрыш в Первой мировой войне достался на долю США. Они несказанно разбогатели на поставках оружия, промышленных и продовольственных товаров. Чтобы урвать еще и политические плоды победы, Америка вступила в войну на стороне Антанты. А в высших кругах финансово-политической «закулисы» США вызрел так называемый «план Хауса». Хаус был ближайшим советником президента Вильсона и нацеливал его курс ни больше ни меньше как на мировое господство.
 
Достичь его предстояло экономическими, финансовыми рычагами, операциями секретных служб и пропагандой. Были организованы революции в России, потом в Германии. При этом усиленно рекламировалась установка, будто мировая война со всеми жертвами и бедствиями разразилась из-за недостаточной «демократичности» европейских держав. Чтобы предотвратить подобные вещи в будущем, требовалось расширять «демократию». А США, таким образом, превращались в мирового учителя и контролера «демократии». На этих принципах основывалась программа переустройства международных отношений, «Четырнадцать пунктов» Вильсона, принятая Версальской конференцией. Учреждалось «мировое правительство», Лига наций, где должны были лидировать США.
 
Однако «план Хауса» провалился. Банкирская и промышленная «закулиса» Англии, Франции, Италии отнюдь не для того крушила Германию и плела заговор против России, чтобы посадить себе на шею США. Эта «закулиса» была опытнее американской, а в те времена и побогаче. Вильсон считал себя всесильным в Европе, навязывал собственные решения. Но мину подвели у него на родине. В 1916 г. он выиграл на президентских выборах под лозунгом «Вильсон уберег Америку от войны» – и тут же обманул избирателей, вступил в схватку. Теперь европейские соперники подкормили и активизировали оппозицию, в США раздули скандал.
 
Вильсона обвиняли – он понапрасну погубил сотни тысяч американских парней. А если втянется в европейские дела, то США и впредь будут лить кровь и тратить средства на чужие проблемы. Сенат отказался ратифицировать Версальский договор и вступление в Лигу наций. Вильсон пробовал бороться, от перенапряжения его хватил удар, и первый прорыв Америки к мировому господству сошел на нет.
 

Но и в Европе хватало недовольных Версальскими условиями. Германию разоружили, обрезали территорию, обложили репарациями. «Демократизировали», что вылилось в бестолковщину и разворовывание. Страну лихорадили кризисы и революции. 20 ноября 1922 г. прошло незаметное, но любопытное событие. Помощник американского военного атташе в Германии капитан Трумен Смит, прибыл в Мюнхен. По адресу Георгенштрассе, 42, его ждали. Капитан составил отчет об услышанном: «… Парламент и парламентаризм должны быть ликвидированы. Только диктатура может поставить Германию на ноги… Будет лучше для Америки и Англии, если решающая борьба между нашей цивилизацией и марксизмом произойдет на немецкой земле, а не на американской или английской…». Собеседника Трумена Смита звали Адольф Гитлер. Хотя в 1922 г. он был еще «никем». Лидер крохотной партии в несколько тысяч человек, в Германии такие плодились сотнями. Но все же американский офицер получил чей-то приказ, ехал из Берлина в Баварию, составлял меморандум. То есть, Гитлера заметили. Обратили на него внимание…
 
Американским исследователем Дж. Халльгартеном был обнаружен документ о еще одной встрече. В сентябре 1923 г. посла США в Германии Хьютона посетил немецкий «металлургический король» Стиннес. Он говорил: “Надо найти диктатора и дать ему необходимую власть. Этот человек должен говорить понятным народу языком, и такой человек уже есть. В Баварии началось большое движение…” Описывался путь привода к власти: «Президент назначит диктатора, который покончит с парламентским режимом. С коммунистами безжалостно расправятся, и в Германии воцарится порядок. Тогда США смогут без опаски вкладывать капиталы в немецкую промышленность». Спустя 10 лет реализуется именно этот механизм. А бывший канцлер Германии Брюнинг в своих мемуарах сообщал: «Одним из главных факторов в восхождении Гитлера… было то обстоятельство, что он начиная с 1923 г. получал крупные суммы из-за границы». От кого?
 
В это же время, в 1924 г., вопрос о Германии рассматривался на Лондонской конференции Антанты. Представители США и Англии настояли, что огромные репарации, которые немцы платят Франции, мешают восстановить экономику Германии. А это ведет к нарастанию революционной опасности. Был принят американский план Дауэса, смягчивший схемы репараций и предусматривающий для Германии крупные кредиты. В реализации плана приняли участие финансовые столпы США – Морган, Барух, Кан, Мельхиор, Рокфеллеры, Диллон, Варбурги.
 
Можно отметить, все перечисленные банкиры принадлежали к той же группировке, которая недавно стояла за президентом Вильсоном и содействовала планам мирового господства. Ну а сейчас кредиты привели к интенсивному внедрению американцев в немецкую экономику. Заокеанские компании становились совладельцами германских предприятий, создавали с немцами совместные фирмы. Когда программа плана Дауэса была исчерпана, был принят новый план Юнга…
 
Одним из разработчиков и проводников планов Дауэса и Юнга являлся дрезденский банкир Ялмар Горацио Грили Шахт. Впрочем, он был в большей степени американцем, чем немцем. Отец его был гражданином США, крупным предпринимателем, компаньоном фирмы «Энкуитабл Лайф Ашшуренс». В США у Ялмара жили два брата и три дяди – все банкиры. А сам он очутился вдруг рядом с Гитлером, стал его финансовым советником. У фюрера появился и экономический советник, Вильгельм Кепплер. Владелец 50% акций заводов фотопленки «Один-верке». Вторая половина акций принадлежала американской фирме «Истмен-кодак». Наконец, рядом с Гитлером нарисовалась фигура Курта фон Шредера. Его родственникам принадлежали британский банк «Scroders», американский банк «J. Henry Scroder Bank & Trust Go». Шредеры были связаны с Морганами, Рокфеллерами. А упомянутый Курт фон Шредер, владелец кельнского банка 2Штайн», являлся зятем Рихарда Шницлера, хозяина химического концерна «ИГ Фарбениндустри». Который, между прочим, состоял в картельной связи с рокфеллеровской компанией «Стандарт ойл». Куда ни кинь, мы всюду натыкаемся на «американский след»!
 
Усилиями теневых «друзей» к финансированию нацистов были подключены многие фирмы. В 1926 г. Гитлер дважды встречался и выступал перед тузами немецкой промышленности, в 1927 г. написал брошюру «Пути к возрождению», где изложил свою программу для делового мира. Она была издана, но, в отличие от «Майн кампф», распространялась в узком кругу. А «отмывочной» структурой, через которую потекли деньги, стала партийная «касса взаимопомощи». Ведали ею Гесс и Борман, она предназначалась для выплат штурмовикам, пострадавшим в драках или арестованным. Но имела официальные счета и принимала пожертвования – мало ли кто захочет помочь покалеченным? Суммы переводились такие, что на предвыборные кампании хватало. Среди спонсоров были не только немцы. Историки называют британского нефтяного магната Детердинга, чьи субсидии Гитлеру достигли 10 млн. марок, английского «газетного короля» Ротермира, австрийских Ротшильдов.
 
В 1929 г. в США разразилась Великая Депрессия. Современные исследователи доказали, что она была организована искусственно. Причем среди авторов называют фамилии, уже мелькавшие в этой статье – Барух, Диллон, Кан, Варбурги, Морган. В самый день «черного вторника», 23 октября 1929 г., Барух, привел на Нью-Йоркскую биржу своего друга, Уинстона Черчилля. Похоже, чтобы продемонстрировать собственное могущество – начало обвала акций, катастрофы мирового значения. Кризис помог группировке олигархов раздавить конкурентов, а кроме того, привести к власти Франклина Делано Рузвельта. Он был одним из выдвиженцев Вильсона. Режиссерами его предвыборной кампании в 1933 г. стали бывшие советники Вильсона Хаус и Барух. Они же вошли и в «команду Рузвельта» вместе с Варбургами, Маршаллом и др.
 
Для выхода из кризиса применили чрезвычайные меры. Закрыли «на каникулы» все банки, у населения в принудительном порядке (и по принудительным ценам) изымалось все золото и серебро. А дальше пошли махинации с бумажными долларами, скупались обесценившиеся акции различных компаний. В итоге, под лозунгом антикризисных мер Америку ограбили еще похлеще, чем кризисом. Отныне 14 из 14.100 американских банков контролировали 25 % капиталов. Разумеется, эта же группировка направляла теперь политику США, регулировала средства массовой информации. Внутренняя оппозиция могла играться в демократию, но реально противодействовать курсу Рузвельта и его команды была уже не в состоянии.
 
Этот же кризис способствовал переменам в Германии. Она была слишком тесно связана с американским капиталом, и ее промышленность пострадала очень сильно, количество безработных достигло 6,5 млн. Под предлогом чрезвычайных мер началось давление на президента Гинденбурга и канцлера Брюнинга, чтобы отдали власть нацистам. Посольство США в Берлине 23 сентября 1930 г. доносило в госдепартамент: «Нет сомнения в том, что Гитлер получает значительную финансовую поддержку от крупных промышленников… В последнее время складывается впечатление, что влиятельные финансовые круги оказывали и оказывают на канцлера давление, чтобы предпринять эксперимент и допустить нацистов к власти… Как раз сегодня получены сведения из обычно хорошо информированных источников, что представленные здесь различные американские финансовые круги проявляют большую активность именно в этом направлении».
 
Бесценное свидетельство, исходящее от самих американцев! А канцлер Брюннинг писал, что «группа крупных предпринимателей», продвигавших Гитлера, наведывалась для совещаний к послу США в Берлине М. Секетту. В 1931 г. Гитлер поручил своему экономическому советнику Кепплеру организовать кружок тузов бизнеса, которые будут консультировать партию по всем экономическим и финансовым вопросам. В кружок вошли Шахт, Шредер, Хельферих (глава германо-американской фирмы «Эссо»), Бингель (глава связанного с американцами концерна «Сименс-Шуккерт») и др. 19 ноября 1932 г. эта когорта подала Гинденбургу коллективную петицию, решительно требуя передать власть Гитлеру.
 
Наконец, 4 января 1933 г. на вилле Шредера состоялась секретная встреча Гитлера с недавним рейхсканцлером (и другом Шредера) фон Папеном. На ней фюрер, банкир и его приятель выработали соглашение о конкретных условиях передачи власти. После чего, по уговорам Папена, впадающий в старческий маразм Гинденбург поставил роспись под указом о назначении Гитлера… На 5 марта были назначены выборы в рейхстаг, и уж с деньгами для предвыборной кампании проблем не возникло. Шахт созвал финансистов и промышленников, и за несколько минут ему накидали 3 млн марок. Нацисты одержали победу, а Шахт стал президентом Рейхсбанка.
 
Хозяйство-то ему досталось незавидное. Внешний долг Германии составлял 23,3 млрд. марок Только по процентам она платила каждый год 1 млрд. Крепенько захомутали. Но Шахт в мае поехал в США. Встретился с президентом, его советниками, тузами Уолл-стрита. Произносил речи, что «нет в мире более демократического правительства, чем правительство Гитлера». В Германии уже сгорел рейхстаг, царил террор, страну покрыла сеть концлагерей. Однако американцы «поверили» Шахту, выделили дополнительные займы!
 
В июне Шахт приезжает на экономическую конференцию в Лондон. Встречается с директором Английского банка Норманом, и от британцев тоже получает заем, миллиард фунтов. Его называют «финансовым чародеем», и он действительно творит «чудеса»! Добивается сокращения, а потом вообще прекращения платежей по старым займам! Уж кто-кто, а западные банкиры всегда очень скрупулезно относились к долгам (о долгах царского правительства почти сто лет помнили). Но немцам с какой-то стати простили миллиарды! Одним махом!
 
В августе 1933 г. на прием к Гитлеру прибыла первая делегация крупных дельцов США. Возглавил ее руководитель концерна «Интернешнл телефон энд телеграф корпорейшн» Состенес Бенн. Его фирма уже вела с немцами масштабный бизнес, совместно с «Сименс-Шуккерт» основала свои филиалы «Лоренц» и «Стандарт электрик». От Гитлера «Стандарт электрик» получил выгодные военные заказы, а «Лоренц» приобрел 28 % акций заводов «Фокке-Вульф», которые вскоре начнут штамповать самолеты…
 
Подсуетились и другие. Компания «Стандарт ойл» начала строить в Гамбурге огромный завод для производства авиационного бензина. Концерн «Дженерал Моторс» входил в единый картельный организм с фирмой «Оппель» (танки, бронетранспортеры, тягачи, машины), вложил 30 млн долл в предприятия «ИГ Фарбениндустри». Морган финансировал строительство авиационных заводов. Картина-то открывается, мягко говоря, своеобразная! Большинство военных предприятий гитлеровской Германии стали совместными или так или иначе и связанными с США! И при этом все филиалы американских фирм в Германии исправно отчисляли положенную часть прибыли в «Фонд немецкой экономики имени Адольфа Гитлера» – средства из которого шли на вооружение. Значительно позже, во время Нюрнбергского процесса, в беседе с тюремным психиатром Джильбертом Ялмар Шахт будет смеяться: «Если вы, американцы, хотите предъявить обвинение промышленникам, которые помогали вооружить Германию, то вы должны предъявить обвинение самим себе».
 
Спрашивается, ради чего предпринимались усилия? Французам и англичанам морочили головы – Германия вооружается против СССР. Но в ближайшем окружении фюрер озвучивал другие планы. Сперва сокрушить Запад, а потом повернуть все силы на восток: «Что до меня, то я не стану уклоняться от союза с Россией. Этот союз – главный козырь, который я приберегу до конца игры. Возможно, это будет самая решающая игра в моей жизни. Но нельзя начинать ее преждевременно, и ни в коем случае нельзя позволять всяким писакам болтать на эту тему. Однако если я достигну своих целей на Западе – я круто изменю свой курс и нападу на Россию. Никто не сможет удержать меня от этого. Что за святая простота – полагать, что мы будем двигаться все прямо и прямо, никуда не сворачивая!»
 
Заокеанских олигархов именно это вполне устраивало! Руками немцев сокрушить старый, европейский «мировой порядок». Конечно, господство Германии США тоже не интересовало. Но чтобы нейтрализовать ее, существовал испытанный способ – столкнуть с русскими. И тогда-то откроются пути к установлению американского господства. Гитлер не знал, какое место занимает он в планах заокеанской «закулисы». Однако до поры до времени эти планы совпадали с нацистскими.
 
Поэтому фюреру прощалось все! Он перечеркнул Версальские ограничения, наращивал армию, флот, авиацию. Разрастались структуры гестапо, уже функционировали Бухенвальд и Равенсбрюк – но и этого мировая общественность «не замечала». Даже расовых Нюрнбергских законов «не заметила». В 1936 г. в Германии прошли Олимпийские игры – ни одна страна не отказалась в них участвовать. Французская делегация, выйдя на стадион, изобразила нацистское приветствие, публика ответила ревом восторга. В 1937 г. Франция пригласила Германию принять участие во Всемирной выставке. Нацистских вождей приняли в Париже весьма радушно, никто не устраивал им обструкций, не выражал отвращения.
 
Британская газета «Дейли Мейл» писала: «Выдающаяся личность нашего времени – Адольф Гитлер… стоит в ряду тех великих вождей человечества, которые редко появляются в истории». Видный американский политик С.Уоллес провозглашал: «Экономические круги в каждой отдельной западноевропейской стране и Новом свете приветствуют гитлеризм». Да и почему бы не приветствовать, если надвигающаяся война уже приносила колоссальные выгоды и сулила еще большие?
 
Здесь можно сопоставить два факта. Фюрер окончательно упрочил свое положение летом 1934 г. В «Ночь длинных ножей» перебил буйную оппозицию штурмовиков, пытавшуюся раскачивать страну и углублять «национальную революцию». Заодно истребил прочих неугодных деятелей. А престарелый Гинденбург засобирался к своим прусским предкам. 1 августа 1934 г. Гитлер издал закон о совмещении функций рейхсканцлера и президента. Стал единовластным хозяином Германии. Отныне никто не мог отправить его в отставку. Как вы думаете, случайное ли совпадение? В это самое время, 1 августа 1934 г., в Швейцарии был принят беспрецедентный закон о тайне банковских вкладов. Согласно которому тайна не может быть раскрыта никому, даже по решению суда, даже для следователей и правительственных чиновников.
 
Отныне никто и никогда не мог узнать, какие средства потекут через швейцарские банки в соседнюю Германию. Допустим, в Базеле, прямо у немецкой границы открылось «Бюро международных расчетов». Британские, французские, германские солдаты могли убивать друг друга, а банки их стран спокойно осуществляли взаимные расчеты в швейцарском городке. Тихо, взрывы бомб не мешают и не отвлекают клерков. У Гитлера, кстати, существовал план «Зильберфукс» – оккупировать Швейцарию. Это могло вызвать грандиозный финансовый кризис, обрушить западную экономику. Но вокруг фюрера по-прежнему действовал «кружок Кепплера» из банкиров и промышленников, его красноречиво называли «вторым правительством Германии». Окружение объяснило Гитлеру – Швейцарию трогать нельзя. Объяснило доходчиво, и Гитлер понял, от операции «Зильберфукс» отказался.
 
Эти же могущественные деятели группировались не только вокруг Гитлера. В конце 1930-х гг Кепплер и его правая рука Фриц Краннефус организовали «кружок друзей рейхсфюрера СС», Гиммлера. В него вошли Шахт, директора и президенты «ИГ Фарбениндустри», «Дойче банк», «Дрезденер банк» и пр. В «Дрезденер банк» был создан особый счет «R», на него переводились взносы на нужды СС. Сохранились письма Гиммлера, благодарившего «друзей» за то, что они «дали ему возможность выполнить некоторые задачи, для которых не хватало средств». Деньги шли на исследования институтов «Анэнэрбе» – в том числе опыты над людьми. Шли на программы депортаций, оборудование лагерей смерти.
 
А через Швейцарию нарастал денежный поток уже не в Германию, а из Германии. Вплоть до вступления США в войну перечислялись прибыли от германских филиалов американских фирм. Но и после того, как Америка присоединилась к антигитлеровской коалиции, прибыли переводились столь же аккуратно, разве что маскировались. Например, в 1943 г. правительственный комитет США по вопросам связи представил доклад, что концерн «Интернешнл телефон энд телеграф корпорейшн» загребает жирный «навар» из лагеря противника. Но подобным документам ходу не давали, клали под сукно.
 
Ну а по мере того, как война покатилась к развязке, через швейцарские банки хлынула целая река валюты, золота, драгоценностей, снятых с убитых колец и сережек, вырванных из чьих-то ртов зубных коронок. В общем, все, что нацисты награбили по Европе. Куда утекли неимоверные богатства, на какие счета и в какие страны? Но ведь не зря же был принят закон об абсолютной тайне вкладов! Впрочем, если нет доказанных ответов, допустимо строить предположения. Хотя предположения в данном случае получаются вполне определенными. Какая держава вышла из Второй мировой войны не обедневшей, не затягивающей пояса, а чрезвычайно обогатившейся? Только одна. Она и хапнула награбленное, с лихвой компенсировала свои выгодные вложения в Гитлера и нацизм…
 
Валерий Шамбаров,
писатель и историк
 

Create & Design Alexandr Nemirov