По поводу романа Геббельса

По поводу романа ГеббельсаВасилий Галин, писатель, исследователь политэкономии: Книги типа нашумевшего романа Геббельса являются для исследователя ценным первоисточником, помогающим понять, как одна из самых передовых и образованных наций мира вдруг неожиданно сходит с ума и обращается к фашизму. Для того, чтобы бороться с болезнью необходимо знать ее причины, только знание дает возможность выработать меры лечения и создать вакцины для предупреждения массовой эпидемии.
 
Особенно актуально это сегодня, когда призрак фашизма снова маячит на горизонте: фашизм появился благодаря стечению кризисных экономических и социальных условий, в которых оказались европейские страны в начале ХХ века. Глобальный экономический кризис сегодня опять может поставить даже самые развитые и демократические страны перед угрозой фашизма или гражданской войны. Особенностью Геббельса является то, что он отражает не экономику или социологию, а психологию поведения масс в кризисных условиях, именно глубокое ощущение этого предмета позволило ему стать во главе нацистской пропагандистской машины.
 
Однако отнесение романа Геббельса к серии «Проза великих» следует считать ошибкой. Да, лидеры Третьего Рейха обладали неординарными способностями, иначе бы они не смогли повести немецкий народ за собой. Но о величии того или иного человека мы говорим не относительно его способностей, а относительно того вклада, который он внес в человеческую цивилизацию. Фашизм был не прогрессивным, а регрессивным явлением по отношению к общечеловеческому, цивилизационному развитию, это был откат в прошлое, во мрак средневековья. Роман Геббельса следовало бы отнести скорее к серии «Литература для специалистов», и тогда его публикация, очевидно, не вызвала бы такого шквала эмоций.
 

Константин Залесский, писатель, публицист и историк: В названии серии смущает слово «великий»? Но ведь преступник тоже может быть великим. Был ли великим Геббельс? Да, он был великим преступником, был великим пропагандистом и великим антисемитом. То есть, в данном случае слово «великий» показывает глубину его преступлений перед человечеством.
 
Леонид Млечин, писатель: Конечно, ни Геббельс, ни Гитлер, в юности не исповедовали тех взглядов, с которыми они потом завоевали власть и которые пытались осуществить в Третьем рейхе. Молодой Геббельс не был занят политическими мыслями. Но в романе есть отражение его базовых представлений о жизни. Во-первых, некая тяга к равенству и справедливости, потому что он, как и многие немцы, был обижен на то, что кто-то в жизни преуспел больше них. А во-вторых, уверенность в том, что страдания немцев проистекают из того, что люди чуждой крови им мешают. Эти две базовые концепции присутствовали в голове у Геббельса довольно давно и постепенно были сформулированы им очень ярко. Фашистом в момент написания «Михаэля» он не был. Но абсолютно точно был национальным социалистом, то есть выступал против капитализма, при котором одни богатеют, а другие нет. Но болел при этом только за «своих», в том смысле что «чужие нам мешают и вредят – все беды от чужих». В 1920-е годы Геббельс был левее Гитлера, больше переживал о пролетариях и рабочем классе. Роман написан еще вовсе не «первым секретарем Берлинского горкома партии», которым он потом стал.
 

Create & Design Alexandr Nemirov