Украина: манипуляция сознанием

Украина: манипуляция сознаниемАрмейские подразделения, верные команде Яценюка-Турчинова, наемники и радикалы из Нацгвардии продолжают операцию по силовому подавлению русского сопротивления на Юго-Востоке Украины. Этому предшествовала массированная пропагандистская артподготовка.
 
Первым делом Киев подверг зачистке украинское медийное пространство. И.о. президента страны Александр Турчинов обязал правительство разработать законопроект о «совершенствовании» украинской политики в сфере информационной безопасности. В числе мер значится запрет на трансляцию зарубежных (читай, российских) телеканалов. В отношении корпуса иностранных журналистов, которые находятся на Украине, будут применяться меры предварительной цензуры. Для того, чтобы мир узнавал о перипетиях жестокого подавления антимайданных выступлений в «правильном» ракурсе, министерству иностранных дел поручено «разработать порядок анализа информационных материалов иностранных СМИ, имеющих представительства на Украине, с целью внедрения действенного механизма аккредитации журналистов»…
 
Политический философ, автор книги «Манипуляция сознанием» Сергей Кара-Мурза убежден, что России дорого обходится прежняя пассивность в медийном пространстве.
 
– Украинский национализм с момента своего зарождения в Австро-Венгрии изначально задумывался как противовес русскому влиянию. Особенно в среде русинов. И это удалось, доказательством чему может служить деятельность бандеровского подполья после присоединения к СССР Западной Украины в 1939 году. Русофобия и противопоставление себя России легли в основу бандеровской идеологии.
 

С другой стороны, нынешний всплеск русофобии и национализма – это обратимое явление. Думаю, он имеет краткосрочный характер. Потому что это несовместимо с нормальным существованием государства в современном мире. Пещерная русофобия и национализм на Украине невыгодны и самой Европе, которая заинтересована в сотрудничестве с Москвой. Тем более, что вступление в ЕС Украине не светит. Значит, придется договариваться с Россией. Стратегия разрушения Украины ради повышения градуса конфронтации с Москвой – это тупиковый путь.
 
– Насколько эффективны манипулятивные технологии в ситуации, когда власти не в состоянии удовлетворить базовые потребности людей?
 
– Этот арсенал средств имеет ограниченное действие. Допинг в виде нагнетания информационной напряженности нужно постоянно чем-то подпитывать. Раньше в этих целях использовали «светлый миф» о Европе и русофобские мифы о прошлом. Но байками сыт не будешь. Напомню, СССР находился примерно в таком состоянии в 1991-м году. Люди верили, что стоит отречься от прошлого, как «цивилизованный мир» примет нас с распростертыми объятиями. И мы заживем как «золотой миллиард». Отрезвление наступило быстро.
 
Проблема «украинизаторов» заключается в том, что, несмотря на все прилагаемые ими усилия, русские на Украине остаются русскими, отмечает украинский политолог и журналист Александр Чаленко.
 
– Я имею в виду культуру, литературный язык, менталитет, какие-то привычки, манеру поведения и так далее (вплоть до гастрономических предпочтений). У русских своя историческая память, свои герои, победы. Русский человек как культурный тип окончательно оформился, когда в ходе сталинской модернизации огромные массы людей хлынули в города. Это были сельские жители – великороссы, малороссы, белорусы. В 1920-1930-е гг. русская цивилизация в ее современном виде охватила выходцев из сельской местности.
 
Когда русский приезжает в Киев, он чувствует себя своим. Даже если определенная категория местных жителей называет его «москалем» и настроена антироссийски. Потому что ментально они тоже русские, у них одинаковый цивилизационный код. Тот же Савик Шустер мог переехать жить в Киев, чтобы работать ведущим русофобских шоу. А в Польше или Австралии у него бы это не получилось – он и аудитория разговаривали бы на разных языках. Причем не только буквально, но и фигурально. Шустер бы никогда не воспринимался там культурно своим. Если бы Мазепу спросили, украинец ли он, гетман, наверное, не понял бы, о чем идет речь. Никаким украинцем он себя не считал. У того же Шевченко есть понятие Украина, но в лексиконе нет слова «украинец».
 
– Но почему за последний год всё так обострилось?
 
– С подачи внешних агентов влияния в русском мире идет гражданская война между русскими западниками (Тимошенко, Турчинов, Яценюк), для которых Европа это все, и русскими-славянофилами. Последние убеждены, что на пространстве русского (в цивилизационном плане) мира должен выстраиваться альтернативный (не западный) проект. В настоящее время лидером русского мира выступает Владимир Путин, за которым стоит подавляющее большинство людей. Украинские западники пытались запретить русский язык. Доходило до смешного – запрещали даже телерекламу на русском. При этом в быту никто так и не перешел на украинский язык. Вся эта украинизация имеет поверхностный характер, она происходит на уровне СМИ и госучреждений.
 
– Чем вы это объясняете?
 
– Элементарно. Просто украинская культура – это местечковое явление. В отличие от русской, которая давно имеет мировой статус.
 
– Получается, что победа Майдана будет означать провинциализацию страны?
 
– Именно так. Мне 46 лет и я хорошо помню Киев в 1980-е гг. Культурная деградация налицо. Особенно это касается молодежи. «Западенская» «сельскохозяйственная» местечковость бросается в глаза повсюду. Отсюда зашоренность, ограниченность людей, их податливость к манипуляционным технологиям. Публика, которая никогда не была в России, легко ведется на пропагандистскую чушь Шустера о том, что «здесь все рабы», «повальное пьянство» и «невозможно выйти на улицу, по которой ходят медведи». У него спрашиваешь: «послушай, дружок, почему ты говоришь на языке «оккупантов», читаешь русские книги? Почему не переходишь на мову»? И что ему сказать? Что это все равно, что сделать самому себе «интеллектуальное обрезание»? Человеку ведь дорог его культурный уровень. Отсюда вывод – невозможно, чтобы украинское заменило русское.
 
– Так или иначе, но сознание жителей Украины (даже если по-прежнему говорят по-русски) активно обрабатывают в русофобском ключе.
 
– Повторюсь, это не война между русскими и украинцами, а война внутри русской культуры, представителей которой стравливает между собой Запад. Как только Украина лишится всего Юго-Востока (а это уже почти свершившийся факт), здесь начнутся очень интересные процессы. Грубо говоря, когда один на один останутся Киев и Львов.
 
Между ними сразу же произойдет раскол. Сегодня бандеровцы противостоят Юго-Востоку, а завтра они объявят чужим Киев. Это разные культуры. Раньше Центр и Запад объединяла только ненависть к «донецким», теперь «дружить против» не получится. «Европейский выбор» – это миф, ненавистью к Москве, которая «отжала» Юго-Восток, сыт не будешь. Когда галицийский Львов и русский Киев останутся один на один, они разойдутся по разные стороны геополитических баррикад.
 
Источник
 

Create & Design Alexandr Nemirov