ИРА и Коминтерн

ИРА и КоминтернВ конце 1921 года Британия была вынуждена подписать мирный договор с Ирландией, которая веками считалась неотъемлемой частью британской короны. В кровавой войне, развернувшейся вскоре после окончания Первой мировой, ирландцы смогли добиться независимости. Правда победа оказалась с душком. По мирному договору Ирландия оставалась частью Британской империи в статусе доминиона — самоуправляющейся колонии; страной формально продолжал управлять король (ирландский парламент должен был присягать ему на верность), вдобавок на территории страны сохранялись военно-морские базы Великобритании. Северная Ирландия оставалась частью Соединенного Королевства, а южный доминион получил название «Свободного государства» (это связано с тем, что в ирландском языке не было аналога слова — «республика»).
 
Естественно, что такой неказистый договор больше всего не понравился тем, кто активнее всех воевал с англичанами — Ирландской республиканской армии (ИРА), военизированному крылу ирландского республиканизма, которое сформировалось в 1919 году на базе различных вооруженных группировок. Сегодня эта террористическая организация является едва ли не неофициальным символом Ирландии, а на момент войны за независимость она была по сути официальной армией непризнанной республики. Именно в те годы судьба история ИРА пересеклась с историей другой непризнанной страны — Советской России.
 
Через несколько месяцев после подписания мирного договора в рядах республиканцев произошел раскол. ИРА раскололась на «договорников» (сторонников «Свободного государства») и «анти-договорников» — (сторонников «войны до победного конца»). Первые стремительно становились политическим мейнстримом, а из перешедшей на их сторону части ИРА формировалась новая государственная армия. Вторые же радикализовались, «анти-договорная» ИРА стала прямым предком знаменитой террористической организации и школой для многих и многих ирландских политиков. В том числе и коммунистов.
 

Первая компартия Ирландии (КПИ) появилась в 1921 году и сразу вступила в Министерство мировой революции — Коминтерн, а состояли в ней довольно яркие люди. Так, основателем партии стал 20-летний Родерик Конноли, сын одного из самых уважаемых ирландских националистов Джеймса Конноли, которого англичане расстреляли после «пасхального восстания» 1916 года в Дублине.
 
В 1922 году противоречия между двумя фракциями республиканцев достигли точки невозврата. Отряд «анти-договорников» попытался взять под контроль часть правительственных учреждений «Свободного государства» в Дублине, верная правительству армия выбила их оттуда, причем в этом ей помогали британские части, еще не выведенные с территории Ирландии. В стране началась скоротечная, но кровавая гражданская война. После разгрома дублинского восстания эпицентр конфликта перенесся на юг страны, в Мюнстер. А эмиссары КПИ Родерик Конноли и Джордж Поллок спешно собрались в Лондон.
 
Чуть ли не с момента основания КПИ стала членом Коминтерна, а Коминтерн с большим интересом наблюдал за ирландскими событиями. В ИРА были сильны левые настроения, в армии с большим уважением относились к теоретическому наследию Джеймса Конноли, отца Родерика, который был убежденным и радикальным социалистом; в ИРА воевали многие ветераны Ирландской гражданской гвардии — так назывались отряды самообороны ирландских профсоюзов. В годы войны за независимость в ирландском городке Лимерик даже некоторое время просуществовал лимерикский Совет, который поднял над городом красный флаг.
 
В Лондон Конноли и Поллок приехали для встречи с представителем Коминтерна Михаилом Бородиным, прибывшим в Великобританию специально для встречи с левым крылом ирландской революции. Под псевдонимом Бородин скрывался легендарный российский революционер Борис Грузенберг, который в последующие годы станет выдающей фигурой советской журналистики (Бородин/Грузенберг в разные годы был заместителем директора ТАСС, главным редактором Moscow News и Совинформбюро), а на закате сталинской эпохи сгинет по «делу космополитов».
 
Совместно с Бородиным эмиссары КПИ составили переходную программу ирландской революции, которая включала такие требования, как национализация промышленности, вооружение рабочих и земельная реформа. С этой программой, одобренной Коминтерном, революционеры вернулись в Ирландию.
 
На тот момент официальное ирландское правительство из крупных городов контролировало лишь Дублин, да и за тот пришлось повоевать. Оплотом республиканцев являлась самая южная часть Ирландии — Мюнстер: территория, расположенная к югу от линии Лимерик-Уотерфорд. Поэтому республиканцы использовали термин «Мюнстерская республика», хотя он никогда не был официальным и в документах не использовался. Главнокомандующий ИРА Лайам Линч рассматривал эту территорию как базу для нового собирания ирландских земель в единую республику.
 
Тактика ИРА сводилась к выступлениям мобильных летучих колонн, которые оперативно атаковали и оперативно отступали, если того требовала необходимость. Точно так же ирландцы воевали с англичанами. Командиром одной из таких летучих колонн был член КПИ, революционный теоретик — Шон Маклафлин. Он, в частности, считал, что в аграрной Ирландии социалистическая революция может произойти раньше, чем в промышленно-развитой Британии, но условием выживания ирландской революции являются революционные выступления в остальных частях империи, в том числе и в метрополии. Маклафлин предвосхитил знаменитый тезис Че Гевары: …один, два… много Вьетнамов!..
 
Читать статью полностью…
 
© Евгений Бузев
 

Create & Design Alexandr Nemirov