Мы любим книги с судьбой

Мы любим книги с судьбойВ московской галерее «Дрезден» в рамках персональной выставки фигурантки дела «Оборонсервиса» Евгении Васильевой прошла презентация сборника стихотворений Васильковые песни Жени Васильевой. Выставка «Жизнь за стеклом» проходила с 14 по 28 мая и на ней была представлена серия картин, написанных фигуранткой дела «Оборонсервиса» во время нахождения под следствием.
 
«Мы любим «книги с судьбой», автор сама подобрала стихи, картинки красивые нам дали. Нам понравились стихи, надеюсь, что понравится и вам», — так прокомментировал творчество Васильевой директор издательства «Алгоритм» Сергей Николаев (источник).
 
На презентации стихов Васильевой и одновременном закрытии выставки собралось немало публики. Наибольший интерес к творчеству подследственной поэтессы-художницы проявили по долгу службы журналисты. Но были и другие зрители – из разряда интересующихся.
 

— Это книга судьбы! – заявил с импровизированной сцены издатель. – Они сейчас популярнее, чем стихи Пушкина. Автор сама отобрала стихи, выбрала иллюстрации и получилась книга.
 
— Уверен, что книга обгонит Пушкина по продажам! – подхватил академик (Академии русского стиха) Слава Лён, автор хвалебной рецензии к выставке картин Васильевой.
 
— Стихи и картины – не разрываемое целое. Стихи – это дневник молодой женщины, с которой так несправедливо обошлись судьба и общество. К книге нужно относиться как к самоанализу. Читаешь – и человек раскрывается! – добавил друг Васильевой Игорь Дудинский.
 
— Все, что здесь показано – это мазня, издевательство над искусством, поэзией, наконец, здравым смыслом, – сказал «МК» адвокат, доктор юридических наук Вдадимир Сергеев. – Меня здесь интересуют люди, которые переворачивает смысл вещей. Бывает, что хорошее показывают плохим, а бывает наоборот, здесь этот случай. Васильеву возносят для того, чтобы манипулировать сознанием общества, все, что ценилось, ныне топчут. Я убедился здесь, насколько сильна деструктивная психология.
 
— Как вы думаете, Васильеву осудят или оправдают?
 
— Глядя на весь этот бедлам, остается сказать, что не осудят, как не осудили ее патрона Сердюкова. Хотя, кто знает, возможно, все-таки какой-то обвинительный приговор будет.
 
Впрочем, не все так категоричны. «МК» дозвонился Дмитрию Быкову, чтобы узнать как профессиональный писатель и поэт оценивает творчество Евгении Васильевой.
 
— Что, на ваш взгляд, означают вспышки творческой активности Евгении Васильевой и почему они так часто совпадают с обострением следствия по уголовному делу?
 
— Меня часто спрашивают: почему всегда во власти так много поэтов? Видимо, потому что власть располагает к философичности. Это такая надчеловеческая позиция, которая для лирического человека всегда очень драгоценна. Второй аспект — представителям власти очень трудно быть человеком и для него искусство — это возможность побыть человеком.
 
Вот низвергнут человек в опалу, что ему остается делать? Писать. Курбский и Иван Грозный оставили нам потрясающую переписку. Иван Грозный сублимирует таким образом трагедию власти, а Курбский — трагедию опалы. Это два самых типичных случая. Что касается стихов Васильевой, дело ведь не в том, что они художественно плохи. Художественно они чудовищны, конечно. А важно, что они художественно непосредственны. И современная литература, в которой большой избыток технических средств и дефицит душевности, может за счет Васильевой добрать.
 
— Очевидно, что любовная лирика Васильевой, а она преобладает в сборнике, посвящена Сердюкову. Зачем выставлять свои отношения напоказ?
 
— Это тоска по вымышленному идеалу. Васильева — это самый чистый и непосредственный случай красования. Во всяком случае, чистоту ее чувств никто не подвергает сомнению. И, может быть, именно по этому она вызывает сочувствие у большинства, а не злорадство. Этот сюжет княжны Таракановой в России очень популярен.
 
— Многие называют творчество Васильевой самопиаром, цель которого смягчить отношение общественности к себе. Согласны?
 
— Какой же это пиар!.. Если бы это были гениальные стихи или прекрасная живопись, то это был бы пиар. А так это вопль женской души.
 
— То есть вы советуете Васильевой продолжать свои творческие эксперименты?
 
— Конечно, это лучше, чем работать в «Оборонсервисе». Тут ее никто не упрекнет в воровстве. Писать всегда лучше, ведь литература для России — последнее прибежище. Это единственное, что нельзя отнять. Все можно отобрать — должность, репутацию, про деньги я уж и не говорю. А слова, которые ты расставил в определенном порядке, так и останутся стоять в этом порядке.
 
© Мария Москвичева (источник)
 

Create & Design Alexandr Nemirov