От фальсификации истории к трагедии народа

То, что в наши дни происходит на Украине, безусловно, отнюдь не случайное стечение обстоятельств. Это итог как минимум 23-х летней планомерной работы, а вернее открытой информационной войны, в центре которой оказалась история Украины и ее народов. Цель этой войны – не просто вбить клин между Украиной и Россией, но и превратить украинский народ в очередную «сторожевую собаку» на российской границе, готовую по первой команде заокеанских хозяев наброситься на «русского медведя».

Началась массовая фальсификация истории Украины в 1991 году. Разработанная в недрах австро-венгерского Генштаба Михаилом Грушевским фантазийная в своей основе концепция истории «Украины-Руси» уже в начале 1990-х годов официально была провозглашена «метрикой» истории Украины. Всевозможные украинские эмигрантские центры – в США, Канаде и Германии стали на основе этой концепции стали разрабатывать учебники и методические пособия. Их главной задачей было разжечь ненависть украинцев к России и русским.

Все, что не укладывалось в эту концепцию, каленым железом выжигалось из украинской историографии. Вплоть до убийств историков. Пример тому убийство В.И. Масловского, посвятившего всю свою трагически оборванную жизнь разоблачению украинского национал-фашизма.

При этом украинские историки предпочитают не вспоминать – чем закончил академик Грушевский. Какие заявления он делал после возвращения из эмиграции в Советскую Украину и каков в целом урок его путаной жизни.

И недаром кровавые события т.н. «майдановой революции» произошли на улице названной именем Грушевского. Как, впрочем, не случайно основным «эстетическим» рефреном этой псевдореволюции стал снос памятников Ленину. Человеку, без которого не только не было бы современной Украины, как государства, но и благодаря которому Украина получила весь Юго-Восток. Т.е. примерно половину своей нынешней территории. Можно назвать это ослеплением, можно – черной неблагодарностью, но я бы назвал точнее – массовой манипуляцией. Собственно это и является целью любой информационной войны. И здесь то, что произошло с народом Украины, не представляется чем-то оригинальным – на наших глазах точно такие же процессы произошли во многих странах Восточной Европы. Удивляет другое. А именно то, что на протяжении более чем 20 лет российские историки спокойно на это смотрели. Вели какие-то нелепые дискуссии с фальсификаторами, выпускали совместные труды. Искали некий «компромисс». Но какой компромисс может быть у ученого-историка с ее фальсификатором? Ведь были люди, которые предупреждали о возможном развитии событий на Украине, если шквал фальсификаций не будет остановлен. В свое время мне довелось участвовать в одном из подобных мероприятий. Это было за четыре года до краха режима Януковича!

Вот документ об этой конференции, не менее пророческий, чем прорицаний Кассандры: «С 26 по 28 марта 2010 г. в Киеве прошла международная научно-практическая конференция “Русская история в школьных учебниках. Опыт преподавания истории в странах СНГ и Балтии”. Конференция очередной раз подтвердила то, что и без того было известно. Существует целый ряд проблемных исторических тем, своеобразных “мин замедленного действия”, заложенных в учебники истории Украины, которые работали, работают и будут работать, если не переломить ситуацию на разъединение наших стран. Это:

  1. навязывание тезиса о существовании двух разных народностей: русско-украинской и великорусской,
  2. миф о том, что Украина – европейская держава с демократическими традициями, а Россия азиатская, с традициями авторитарными,
  3. подмена факта спасения Россией единоверного украинского народа от жесточайшего угнетения со стороны Речи Посполитой на легенду о русской колонизации, включающую три геноцида-голодомора,
  4. оправдание коллаборационизма в войнах против России от Мазепы до Бандеры,
  5. оправдание смены этнонима “малоросс” и “русин” на украинец, и навязывание образа “единого украинского народа”, ядром которого якобы являются галичане и т.д. и т.п.

Принципиально новым моментом было то, что конференция проходила уже после победы блока Януковича и мгновенно развернувшейся бешенной атаки националистов на нового министра Табачника и гипотетических, потенциальных попыток внести даже слабые коррективы в учебники истории Украины. В связи с этим участвовавший в конференции украинский народный депутат В.В.Колесниченко и обратился к присутствующим от имени новой власти с призывом к такой работе, более того к полной ревизии сложившейся на Украине националистической, антироссийской и просто лживой концепции исторического развития страны. Всем понятно насколько это важно. В свое время победа Кучмы на выборах воспринималась и в России и среди здоровой части украинского народа с не меньшим энтузиазмом, но, не будучи закреплена в общественном сознании, на уровне идеологии и истории, привела к “оранжевой революции”. К сожалению, как показала сама конференция, сам состав ее участников, без помощи и совместной работы со стороны России эта работа невыполнима. Фактом является то, что подавляющая часть украинских историков восприняла антироссийскую концепцию истории Украины и будет ее отстаивать. Этих людей два десятилетия пестовали и финансировали с Запад и агрессивная украинская диаспора. Лично пресловутая Клэр Чумаченко распределяет гранты и финансовые потоки, которые, несмотря ни на какие “перезагрузки”, продолжают литься на Украину рекой. Со стороны России такая работа, вероятно, тоже ведется, но она совершенно незаметна. Все это приведет к двум вариантам развития событий:

  1. маловероятный вариант – будут восстановлены старые скучные и “неточные” советские учебники,
  2. более вероятный вариант, учитывая неоднородный состав команды Януковича, – все останется как есть.

Излишне напоминать, как это опасно для развития отношений между нашими странами и народами. Пример правления Кучмы и его позорный финал перед глазами.

Необходимо срочно (учитывая, что на носу новый учебный год) начинать работу по преломлению ситуации. Это вполне реальная цель, однако, она требует систематической работы, подобной той, что ведут на Украине страны Запада».

Как видим, уже тогда все и все понимали.

Впрочем, если Грушевскому украинские историки обязаны своей «метрикой», то новейшая история Украины «малевалась» уже в самой диаспоре недобитыми петлюровскими и бандеровскими ветеранами.

Для почти всех современных украинских историков события ХХ века – это «национально-освободительная борьба» украинского народа против российского (гораздо меньше внимания уделяется гитлеровскому) империализма, они рассматривают все события новейшей истории через эту призму. Соответственно и выбраны национальные «герои» – Донцов, Грушевский, Скоропадский, Петлюра, Бандера, Шухевич. Явные коллаборационисты, «запроданцы», стали в одночасье деятелями национально-освободительного движения. А подлинные герои украинского народа от Щорса и Боженко до Ковпака и Щербицкого превращены в прислужников Москвы. Украинские историки-националисты даже при описании событий революции 1905-1907 годов всячески выпячивают их национальную составляющую в ущерб социальной.

Вообще это полное отрицание социальной составляющей, классовых антагонизмов – типичная черта всех фальсификаторов истории в Восточной Европе, тут украинские историки не оригинальны, да и понятно – хозяева одни и те же.

Понятно что при этом украинские националистические историки всячески раздувают действительно имевшие место репрессии русских властей против т.н. «мазепинцев» и униатского духовенства и «не замечают» настоящий геноцид развязанный австро-венгерскими властями против русин, «москофилов», православного духовенства.

При этом ими прославляется антирусский и проавстрийский курс западноукраинских политических партий, Союза визволення Украины (СВУ) и созданной во Львове при поддержке Австро-Венгрии и Германии Головной освободительной рады (ГВРО), который был направлен на создание независимой Украины под патронатом Германии и Австро-Венгрии.

Эти самые Украинские сечевые стрельцы (УСС), которые воевали в составе австро-венгерских войск против российской армии, прославляются как борцы за «незалежную» Украину. Украинские историки подробно и с восхищением описывают «просветительскую» деятельность СВУ в лагерях военнопленных, причем, не упоминая в каких невыносимых условиях, содержались пленные русские солдаты, что и было главной причиной их «добровольного» признания себя «украинцами».

И хотя первая мировая война в националистической трактовке – это в целом «братоубийственная» война для украинцев, поскольку они воевали по обе стороны фронта в составе как Российской, так и Австро-Венгерской армий, но при этом подлинными героями, борцами за независимость Украины этого периода объявлены именно пресловутые «уссусы». Таким образом, признается рожденная в недрах Австро-Венгерского Генштаба трактовка Восточной Галиции как «украинского Пьемонта».

Точно также, в ключе «национально-освободительной борьбы» украинского народа против российского большевистского империализма рассматривают украинские националистические историки и события Февральской и Октябрьской революций 1917 года и последующей за ними гражданской войны на территории бывшей Российской империи (1918—1921 гг.)

Для этого ими специально позаимствована у диаспоры и используется новая терминология: «Украинская национальная революция 1917— 1918 гг.» и «Борьба за сохранение украинского государственного суверенитета 1918—1920 гг.».

Начало этой «украинской национальной революции» ведут с образования в Киеве 4(17) марта 1917 г. Центральной Рады. Этот орган рассматривается украинскими историками как «украинский парламент», который сформировал «украинское правительство» — Генеральный Секретариат. При этом фальсификаторы истории «забывают» о постоянном изменении численного состава Рады (от 100 до 800 человек) и непрямом партийно-корпоративном принципе представительства, не имеющим ничего общего с традиционными представлении о представительной демократии. Народ Украины Центральную Раду не выбирал. А особенно показательно что, украинские партии, входящие в ее состав, с треском проиграли выборы в местные Думы проводившиеся на основе всеобщего и равного избирательного права во всех городах Украины летом-осенью 1917 года.

Россия и русский народ для украинских историков – это агрессивная, чужая, враждебная сила. Русские большевики, как они утверждают, с самого начала враждебно относились к Центральной Раде. Понятия «русский» и «большевик» для них синонимы, а большевики для них русская, проимперская партия, а политика правительства России в любом случае определяется как «великодержавная» и «шовинистическая», причем не важно, речь идет о Временном правительстве или о большевистском режиме. А делается это для обоснования мифа об Украине как жертве «империалистической политики» России.

При этом совершенно игнорируется тот факт, что украинцы сыграли колоссальную роль в Октябрьской революции, особенно в Петрограде. Стоит напомнить, что ядро Военно-революционного комитета состояло из украинцев – Подвойский, Антонов-Овсеенко, Крыленко, Дыбенко и даже еврей Чудновский был уроженцем Украины и погиб, позднее, защищая Украину с оружием в руках от германских интервентов. Делегаты от Украины составляли 20% от общего числа делегатов II съезда Советов, провозгласившего новую власть.

Во всех регионах бывшей Российской империи во главе местных большевиков мы встречаем в том числе и украинцев – и в Туркестане – таких как первый пред ТуркЧК Гнат Фоменко, и на Дальнем Востоке – предводитель красных уссурийских казаков Гавриил Шевченко – «Приморский Чапай» и т.д. , – можно составить десятитомный справочник об украинцах-большевиках по регионам бывшей империи. С этими-то людьми как быть?

Всячески скрывают факт первоначального вполне лояльного отношения московских большевиков к Центральной Раде. Тот факт, что именно откровенно враждебное отношение последней к новой российской власти, открытое вмешательство во внутрироссийский конфликт на стороне фактических сепаратистов, наглая фальсификация с мандатами на Всеукраинском съезде Советов, приведшая к расколу и переезду украинских левых в Харьков и привели к конфликту.

Скрывается де-факто что на Украине не только местные большевики боролись с петлюровщиной. Но и в союзе с ними очень многочисленные организации боротьбистов, борьбистов, социал-демократов «незалежников», анархистов и т.д.

И главное. что скрывают – социальный характер конфликта. Именно поэтому не только рабочие, но и большинство крестьян на Украине поддержали Советскую власть.

Именно они и создали большую, развитую, процветающую, сильную и позитивную Советскую Украину. И если говорить о национальном возрождении, то связывать его можно только с ними. Очень актуален и популярный среди украинских националистов миф о «расчленении» Украины большевиками при помощи создания на ее территории трех республик: Донецко-Криворожской, Одесской и Тавриды. Как известно, все эти три республики определяли себя частью РСФСР, а не УНР и даже не УССР. Жители Юго-Восточных регионов современной Украины в 1918 г. просто не хотели входить в ее состав и руководство этих республик пошло на это только под давлением Москвы, и лично Ленина, памятники которому столь активно рушат националистические варвары. Гражданской войны, социального конфликта, по мнению украинских националистических историков, никогда не было на территории Украины. Вместо нее была «борьба за сохранение государственной независимости Украины» с той же датировкой 1918—1920 гг. Украинские историки создают картину, будто центральные события на Украине — борьба за независимость, а «красные» и «белые» (про этих вспоминают редко) это внешние агрессоры. Борьба эта завершилась, по мнению практически всех украинских авторов, утратой Украиной своего государственного суверенитета, которого, в действительности так и не было на всем протяжении указанного периода. Не считать же независимой украинской державой пресловутую «гетманщину», опиравшуюся на штыки интервентов, или еще менее популярную среди украинского народа «петлюровщину». Поэтому не случайно сегодня на Украине никто не вспоминает популярную в прошлом фразу – «в вагоне Директория, под вагоном территория». Причем украинские историки формулируют, что после образования Советской Украины ситуация только ухудшилась. Ведь если до Первой мировой войны «украинские земли были разделены двумя империями» – российской и австро-венгерской, то с 1920 г. они уже входили в состав четырех государств: Советской России, Польши, Чехо-Словакии, Румынии.

В результате, ситуация для «украинского дела», по их мнению стала еще хуже. При этом они полностью отрицают существование государственности и суверенитета УССР.

А причина неудачи «борьбы за независимость» – это не поддержка украинским народом Советов, а сложные международных условиях (Антанта не признала украинскую независимость) и в агрессивные действия антиукраинских сил (большевиков, белых, поляков).

Ярче всего деятельно фальсификаторов проявляется в случае с Великой Отечественной войной. Даже сам этот термин применяется далеко не всеми украинскими авторами. Большинство сегодня называет ее «советско-германской». Часть украинских историков вообще утверждает что Вторая мировая война развязана совместно Советским Союзом и Германией в результате «пакта Молотова-Риббентропа», и агрессорами таким образом выступают обе эти страны.

Даже дата начала Второй Мировой войны у украинских националистов «своя», доморощенная. Они утверждают , что Вторая мировая война для Украины началась 17 сентября 1939 года (дата вступления Красной Армии на территорию Польши) и закончилась освобождением от немецких оккупантов 28 октября 1944 г. Но при этом некоторыми историками 9 мая все же признается важной датой, так как они считают, что Украина внесла существенный вклад в разгром Германии, и ее союзников.

На этом фоне воссоединение Западной Украины с Советской Украиной, весь довоенный период 1939—1941 гг. рассматривается как «политика массовых антиукраинских репрессий», от которых пострадало якобы около 10% населения. Не ясен источник происхождения этой цифры, она явно преувеличена, но возникла не случайно, а как доказательство «геноцида украинцев на Западной Украине». Любят помусолить и тему т.н. «украинской Катыни».

При этом очень мало публикаций об активном сотрудничестве бандеровцев, мельниковцев и других украинских националистов со спецслужбами III рейха. Один факт. В этот период на территории краковского генерал-губернаторства немцами было подготовлено около 12 тысяч шпионов, диверсантов, боевиков из числа украинских националистов. Они вели активную подготовку к восстанию на территории Советской Украины, совершали теракты, занимались шпионажем и т.п.

Особой любовью у украинских историков пользуются украинские коллаборационисты, хотя сегодня не вызывает уже сомнения, что С. Бандера, А. Мельник, Т.Бульба-Боровец и другие лидеры украинского национализма активно сотрудничали с фашистскими оккупантами.

Активность бандеровского вооруженного подполья в начале Великой Отечественной войны и слаженность работ т.н. «походных групп» ОУН по всей территории УССР лишний раз свидетельствуют о коллаборационизме с оккупационным режимом, а не о сопротивлении ему.

В 1941 г. были сформированы батальоны «Нахтигаль» и «Роланд», в которых «ОУН-Б видело ядро будущей украинской армии».

Командир «Нахтигаля» Р. Шухевич стал затем командующим УПА. Ядро этой бандитской «армии» составляли бывшие служащие этих батальонов и других колаборационистских формирований.

В начале 1944 г. была создана Украинская Головная Освободительная Рада. Напомним, что организация с похожим названием (УОР), уже создавалась в 1914 г. австро-венгерскими и германскими властями, так что в излишней креативности украинских националистов не обвинишь.

Украинские историки всячески завышают численность т.н. Украинской Повстанческой армии, указывают, что в УПА «в момент наибольшего размаха борьбы (конец 1944— начало 1945 г.) было более 90 тыс. человек». Между тем на основе неоспоримых архивных данных мы сегодня точно знаем, что численность УПА на Волыни (УПА-Север) не превышала 7 тыс. боевиков. А по всей Украине – максимум 35-40 тысяч! Из них около 7 тыс. хорошо обученные и вооруженные немцами украинские шуцманы-полицаи организованно ушедшие в лес весной-летом 1943 года. Обычно говорят о роли полицаев в создании УПА на Волыни, но не меньшую роль они сыграли в Галиции (УПА-Запад). Совершенно очевидно. Что не будь этого вооруженного и обученного немцами полицайского «ядра», не было бы и УПА.

В то же время украинские историки более чем в 3 раза занижают численность советских партизан на Украине, которая была минимум в 4-5 раз выше численности УПА. И это при том, что советские партизаны с немцами естественно ни о чем тайно не договаривались, оружия и боеприпасов не получали и зоны для безопасной дислокации им немцами не отводились.

И все это конечно не случайно, т.к. именно УПА объявлена на Украине Рухом Опору, т.е. Движением Сопротивления украинского народа, а не советские партизаны, которых в украинских СМИ всячески чернят и обвиняют во всех смертных грехах.

К сожалению, с годами все меньше остается живых участников всех этих событий Великой Отечественной войны. Что, разумеется, только на руку фальсификаторам переписывающим историю.

В связи с этим в последние годы на Украине резко возросло количество статей и книг, где всячески превозноситься «героическая борьба», которую УПА якобы вела с немцами. Здесь в основном применяется метод массовой фальсификации со ссылками на недобросовестные источники. Например, самая яркая и знаменитая «противонемецкая акция» УПА – ликвидация шефа штаба штурмовиков (СА) В.Лютце – прямая и явная фальсификация! Лютце погиб в автокатастрофе в Потсдаме. Это давно уже установленный и хорошо известный украинским историкам факт. Для его обнаружения не надо лезть в немецкие архивы. Вполне достаточно просмотреть соответствующую статью в немецкоязычной Википедии. Тем не менее, ложь о ликвидации Лютце продолжает бродить из одной публикации в другую. При этом еще и снабженная как всегда «солидными» сносками. Да и как иначе, ведь украинским фальсификаторам истории просто некуда деваться, ведь других-то «ярких» подвигов за «героями УПА» попросту нет! Впрочем, это не помешало одному неленивому «умельцу» с Волыни выпустить недавно аж двухтомник, посвященный «героической борьбе УПА с немецкими оккупантами». При этом украинские историки стараются не вспоминать, кто их снабжал бандеровские банды вооружением, рациями и боеприпасами, а также «забывают» факты убийства ОУНовцами советского разведчика Николая Кузнецова и генерала Ватутина.

Безусловно, столкновения УПА и немцев с весны 1943 и до осени того же года имели место. Реально они не изучены и обросли за последние годы таким шлейфом лжи, что разобраться в конкретных поводах для этих столкновений уже невозможно. Вероятно, было несколько причин, самая главная – это борьба за контроль над урожаем в той или иной деревне. Другая причина – это попытки немцев хоть как-то контролировать развязанный бандеровцами кровавый террор не только против евреев и бывших советских работников и коммунистов, но и против поляков, русских, армян и представителей других национальных меньшинств и даже против своих «конкурентов» из числа других националистов-коллаборантов – мельниковцев, бульбовцев и т.п. которых по самым скромным оценкам бандеровцы уничтожили до 4 тысяч. Причем ими были уничтожены едва ли не все ближайшие соратники основателя ОУН Евгена Коновальца, прошедшие с ним всю гражданскую войну и имевшие свои, давние связи с немецкими спецслужбами.

Не любят писать украинские историки о том, как сразу же после прихода советских войск добровольно явились с повинной не менее половины боевиков УПА.

Как более 99% навербованных в УПА для борьбы с «русским империализмом» татар, узбеков, азербайджанцев, грузин и т.д. тут же сдались.

Как по приказу галицийской верхушки (из которой и состояло все «командование» УПА) на Волыни начали «чистить» ненадежных с точки зрения униатских уроженцев Львовщины и Тернопольщины православных «схидняков». Что даже привело к расколу ОУН-УПА на Волыни.

Как появились отряды так называемых «диких» националистов, отколовшиеся от УПА в основном из-за зверств т.н. «службы беспеки» и как безжалостно с ними расправлялись.

Кстати, характерный штрих – после того как эмигрантские вожди ОУН нашли себе новых англо-американских хозяев и начали «лепить» себе новую легенду борцов-демократов с советским империализмом, по приказу Романа Шухевича были истреблены все немцы оказавшиеся так или иначе в УПА, несколько сот человек. Как говориться – ничего личного.

Особенно много пишут украинские историки о борьбе УПА с советской властью в период прохождения линии фронта и после войны. Сообщаются потери УПА в боях с советскими войсками – с февраля 1944 по июль 1945 г. они составили более 90 тыс. человек. Учитывая, что хронологически «размах борьбы», самая высокая численность УПА и основная тяжесть потерь приходятся как раз на время между отступлением германских войск с территории Украины и окончанием Великой Отечественной войны, боевиков УПА смело можно назвать «партизанами фюрера».

Самое дикое что после «майданной революции» не только в официальной политике новых украинских властей, но и в общественном сознании по всей видимости произошла   полная реабилитация украинских коллаборационистов. Начавшись еще в начале 90-х годов в украинской исторической среде, она достигла своей цели в 2014 году. Конечно, все это может не найти понимая у европейских историков, особенно польских. Особое недоумение вызывает оправдание дивизии СС «Галичина», впрочем, пример Прибалтики свидетельствует. Что и этот казус толерантная Европа способна проглотить.

С целью оправдания бандеровцев из ОУН-УПА украинские историки максимально преувеличивают территорию на которой действовало «самостийническое движение», утверждая, будто оно охватило всю территорию Украины, включая Донбасс и даже Крым и Кубань. В научный оборот вводятся явно бредовые утверждения о том, что советские подпольщики якобы доносили на ОУНовцев в гестапо.

Но неизвестна и не приводится даже самим украинскими историками ни одна успешная операция ОУН-УПА против немцев. Некоторые украинские учебники истории, да и исторические работы посвященные УПА обходятся даже без упоминания «Волынской трагедии» 1943 г., когда ОУНовцами был проведен геноцид польского населения на Волыни, при этом, естественно, не сообщается и о массовом уничтожении польского населения в Галиции и Засанье.

О столкновениях УПА с польскими партизанами из Армии Краевой, боровшимися за восстановление Польши в довоенных границах, сообщают максимально скупо. Если об этом и пишут, то всегда с комментариями, что для УПА это был второстепенный фронт.

Это заведомая неправда, т.к. в 1943-начале 1944 года количество боестолкновений между УПА и польским населением во много раз превосходило стычки УПА с немцами и примерно равнялось   числу столкновений с советскими партизанами.

Украинскими историками культивируется миф о СССР как тоталитарной «империи», ведущей политику «русификации», где «отсутствовала украинская государственность». Тем самым снижается роль УССР как учредителя Союза ССР и снимается вопрос о насильственной «украинизации» 1920— начала 1930-х гг.

Как одну из основных черт советской послевоенной политики в УССР все украинские историки выделяют русификацию. При этом сами же приводят факты, противоречащие их мифу. Например, «объем передач республиканского телевидения делился в языковом отношении напополам», что же касается соотношения изданных книг и выпущенных фильмов на русском и украинском языках, то здесь, как правило, не учитывается, что значительная их часть выпускалась за пределами Украины, в том числе в Белоруссии и Молдавии.

Распад СССР соответственно украинские историки рассматривают не как великую геополитическую катастрофу, принесшую его народам неисчислимые беды и страдания, повсеместный регресс и деградацию, а как крах одной из крупнейших империй мира, в результате которого «свершилась вековая мечта украинского народа — Украина стала независимой».

Таким образом, украинская историческая наука на сегодняшний день является цепью фальсификаций и специфических трактовок, сделанных в угоду конкретным политическим задачам, но не имеющих ничего общего с исторической объективностью.

Зависимость украинских историков от конкретной политической конъюнктуры определена всей спецификой развития историографии в независимой Украине. Выросло уже целое поколение людей, для которых фальсификаторские, национально-ориентированные трактовки исторического процесса на Украине (да и в России тоже) – являются единственно известными. И эта ситуация уже не изменится в ближайшей и даже отдаленной перспективе без коренного слома всей украинской образовательной системы.

 

Колпакиди Александр Иванович

Create & Design Alexandr Nemirov