ПСЕВДОИСТОРИЧЕСКАЯ ИСТЕРИКА ЛИБЕРАЛОВ, ИЛИ СИСТЕМНЫЙ ПРОЛОГ К НОВЫМ ТРАГЕДИЯМ?

voikovskayaПОЛИТИКО-ИСТОРИЧЕСКАЯ антисоветская и антикоммунистическая шизофрения всегда была одной из значащих примет ельцинской и ельциноидной России, однако сегодня этот процесс, вяло текущий в последние годы, обострился. В том числе – в части апологии монархизма. Активизируется тема идентификации то ли царских, то ли – не царских, останков… Режиссер Алексей Учитель заканчивает съёмки сериала «Матильда», где под сенью развесистой клюквы развёртывается «трогательный» роман будущего Николая II с балериной Матильдой Кшесинской… Участие России в Первой мировой войне пытаются представить не избиением русских в империалистической бойне, а патриотическим актом и свидетельством государственной мудрости царя…

И – так далее.

Ещё со времени Ходынской трагедии – когда в ходе коронационных торжеств погибли тысячи подданных царя, были задавлены женщины и дети – народ назвал Николая II «Кровавым». Его царствование оказалось запятнано кровью двух войн, абсолютно ненужных России… Он, самонадеянно считавший себя «хозяином земли Русской», ответственен и за Кровавое воскресенье 1905 года, за Ленский расстрел 1912 года, за подавление народных восстаний… Ответственен царь и за массовые смерти во время череды голодных лет в мирное время, когда умирали не только из-за недорода, но и из-за дороговизны хлеба… Фактически, о Николае можно и нужно говорить как о государственном преступнике, виновном в совершении ряда тягчайших преступлений перед Россией.

И этого, ненавидимого тогдашней народной массой, бездарного, бездушного и преступного правителя ныне облачают в белые ризы мученика, пренебрегая цифрами, фактами и правдой истории. Зато Ленина – вначале спасшего страну от судьбы сырьевой полуколонии Запада, а затем заложившего основы новой могучей России, подают как злого гения России. Причём особо усердствует здесь «общественное» (точнее – антиобщественное) Движение «Возвращение», образованное в декабре 2006 года по инициативе некого Юрия Бондаренко, позиционирующего себя как «публициста». Целью Движения заявлено

«возвращение исторических названий улицам и городам России и, прежде всего, возвращение исконных названий улицам, на которых находятся действующие православные храмы», но метят «возвращенцы» в русскую историю и в историческую истину.

В принципе обратные переименования иногда возможны и уместны, однако «Движение» ставит себе, например, в заслугу возвращение «прославленного топонима» «Сенатская площадь». Эту площадь несколько поколений питерцев и ленинградцев знали как площадь Декабристов, и последний топоним – тоже ведь исторический, тоже прославленный, ибо сам топоним «Сенатская площадь» известен в истории именно потому, что 14 декабря 1825 года на Сенатскую площадь вышли восставшие декабристы. Именно подавление восстания декабристов законсервировало загнивающее уже самодержавие и закрыло путь России к ускоренному развитию. Советская власть оценила идеи и порыв первых русских революционеров, и вполне в соответствии с исторической логикой дала Сенатской площади новое название. При этом и старое наименование осталось в истории, ибо все советские школьники знали, что именно Сенатская площадь была центром восстания декабристов.

«Движение» же «Возвращение» подло попрало память о движении декабристов, вожди которого были казнены в кронверке Петропавловской крепости, а участники – интеллектуальный цвет русского дворянства, сосланы в Сибирь. Иными словами, у активистов «движения» «Возвращение» налицо куцее, псевдоисторическое, мироощущение и отсутствие патриотизма. Они, как минимум, исторически слепы и бестактны, и недаром среди наиболее активных членов «движения» так мало известных публичных фигур. Подобные Бондаренко «публицисты» в раже переименований не пощадили даже Пушкинскую улицу в Москве, а знакомый миллионам москвичей и гостей столицы проезд Художественного театра бездарно поименовали Камергерским переулком…

Некрасиво-с, вообще-то-с, господа-с…

Хотя, судя по всему, суть не только и столько в слепоте и бестактности, сколько во вполне очевидной линии вполне зловещих кругов на усиление начавшегося со второй половины 80-х годов ХХ века в России антисоветского и антикоммунистического шабаша. Под лозунгом «десталинизации» кому-то очень хочется развернуть во всю Камергерскую новую «охоту на ведьм», и не в память о декабристах целят в первую очередь «активисты» переименовательного «Движения», возвращая на карту Ленинграда «прославленный топоним», а в советскую историю… А залпы по советскому прошлому – это залпы по возможному светлому, а не трагическому будущему России.

«Движение» «Возвращение» заявляет, в частности, что нельзя-де, мириться с тем, что «восстающие из руин (ну-ну, – С.К.) святыни» находятся на улицах, носящих имя «ярого гонителя церкви» Ленина, и т.д. Однако «публицисты»-антикоммунисты тут просто лгут! Лгут, как лгут они и в сотнях статей в СМИ, в «многочисленных сюжетах на ТВ и радио». Да, Ленин был убеждённым противником религии и церкви как общественного института. Но гонителем церкви – как одной из реальностей духовной жизни общества, он, простите, господа-с, не был…

В СОЗДАВАЕМОМ Лениным советском социалистическом обществе культ Книги как источника знаний автоматически исключал примат любого религиозного культа, даром что слова «библиотека» и «Библия» имеют один и то же греческий корень («biblion» по-гречески и значит «книга»).

Ленин порвал с религией ещё в гимназические годы, а отношение его к любым религиям как вождя политической партии большевиков и как политического руководителя масс определялось знаменитой формулой: «Религия – опиум для народа».

После Октября принципиальное отношение Ленина-идеолога к проблеме не изменилось, но теперь он был главой государственной власти. А власть – если она не «от Бога», а от желания народа иметь свою власть, – обязана учитывать интересы всех законопослушных граждан.

Тех попов, которые становились информаторами и пособниками «белых», большевики расстреливали, но – не как «служителей культа», а как информаторов и пособников «белых».

Не более мягко относились они к «проповедникам слова Христова» типа попа-колчаковца Малюты из фельетона Ярослава Гашека «Дневник попа Малюты». Однако вот записка, которую Владимир Ильич адресовал 2 апреля 1919 года председателю Афанасьевского сельского Совета В. Бахвалову – представителю верующих граждан Ягановской волости Череповецкого уезда Череповецкой губернии, приехавшему в Москву хлопотать о завершении строительства храма, начатого в 1915 году: «Окончание постройки храма, конечно, разрешается; прошу зайти к наркому юстиции т. Курскому, с которым я только что созвонился, для инструкции» {В.И. Ленин, ПСС, т. 50, стр. 273}.

Идейная же линия Ленина оставалась, как сказано, неизменной. В марте 1922 года в третьем номере нового журнала «Под Знаменем Марксизма» Владимир Ильич опубликовал статью с вполне однозначным заголовком «О значении воинствующего материализма». Там он напоминал слова Иосифа Дицгена [«Дицгена-отца», (1828-1888)], немецкого рабочего, ставшего марксистом и соратником Маркса]…

Дицген писал, что профессора философии в современном обществе представляют из себя в большинстве случаев не что иное, как «дипломированных лакеев поповщины», и Ленин далее указывал, что «журнал, который хочет быть органом воинствующего материализма, должен быть боевым органом в смысле неуклонного разоблачения и преследования всех современных “дипломированных лакеев поповщины”…», а также «органом воинствующего атеизма». {В.И. Ленин. ПСС, т.45 , стр.24, 25}

Это было, конечно, директивой не для административных, а для идейных разоблачений и преследований, и статью Владимир Ильич публиковал не как председатель Совнаркома, а как воинствующий атеист, подписав её литературным псевдонимом «Н. Ленин».

А как глава государства он публично высказывался, например, на Первом Всероссийском съезде работниц, проходившем в ноябре 1920 года…

Съезд работниц, на котором выступает первое лицо государства, был для старой России событием невозможным. Невозможно это, к слову, и в нынешней буржуазной России. В России же Ленина съезд стал событием если и не рядовым, то и не сенсационным. Женщины съехались в Москву не засыпать Ленина цветами, а обсуждать свои проблемы.

Поэтому, выступая на женском съезде, Ленин основное внимание обращал, конечно, не на вопросы религии, начав речь со слов: «Не может быть социалистического переворота, если громадная часть трудящихся женщин не примет в нём участия». [В скобках замечу, что сегодня такое заявление может показаться тривиальным, однако тогда это было отнюдь не общим местом. Напомню, что в «просвещённой» Германии и в 30-е годы в ходу были популярны «три К»: «Kirche, Kinder, Küche» («Церковь, Дети, Кухня»)]… Впрочем, в идиотизируемой нынешней России женщинам прививают те же три идеала, боясь социальной активности женщин как чёрт ладана.

О религии же Лениным было сказано тогда так: «Бороться с религиозными предрассудками надо чрезвычайно осторожно; много вреда приносят те, кто вносят в эту борьбу оскорбление религиозного чувства. Нужно бороться путём пропаганды, путём просвещения… Самый глубокий источник религиозных предрассудков – это нищета и темнота; с этим злом мы и должны бороться…» {В.И. Ленин, ПСС, т. 37, стр. 187}

Тогда же было сказано и следующее: «Внося остроту в борьбу (антирелигиозную, – С.К.), мы можем озлобить массу; такая борьба укрепляет деление масс по принципу религии, наша же сила в единении…»

Это ведь надо помнить и сегодня, потому что любые антинародные режимы разжигают не только национальную, но и религиозную рознь, активно используя разделение масс по принципу религии в рамках общей установки: «Разделяй и властвуй!»

В декабре 1921 года на совещании беспартийных делегатов IX Всероссийского съезда Советов Ленин напомнил: «Вы знаете, что по нашей Конституции, по основному закону нашей республики, свобода духовная насчёт религии за каждым безусловно обеспечена». {В.И. Ленин, ПСС, т. 44, стр. 333}.

Но когда Оргбюро ЦК РКП(б) по просьбе Емельяна Ярославского запросило мнение членов Оргбюро о возможности оставления в партии лиц, участвующих в религиозных

обрядах, Владимир Ильич 30 мая 1919 года ответил: «Я за исключение из партии участвующих в обрядах. Ленин» {В.И. Ленин, ПСС, т. 50, стр. 330}.

Любопытно при этом, что жёсткая позиция Ленина в деликатном вопросе со временем претерпела изменения в сторону… смягчения! 18 мая 1921 года пленум ЦК РКП(б) обсуждал вопрос о проведении мероприятий, касающихся религиозных отношений, и Ленин пишет в тот же день короткую записку с предложением о корректировке пункта 13-го программы РКП(б): «Поручить Ярославскому и Бухарину переделать в направлении таком, чтобы не выпячивать вопроса о борьбе с религией… и допустить с рядом особо ограничительных условий, оставление в партии верующих, но заведомо честных и преданных коммунистов.

Борьбу с религией поставить научнее…» {В.И. Ленин, ПСС, т. 54, стр. 440}

Мог ли лидер партии и страны одной рукой писать это, а другой рукой санкционировать «избиение духовенства»?

ОДНАКО далее речь – не о Ленине… Великое историческое значение Ленина для России в прошлом, настоящем и будущем – тема отдельного разговора, и я, написав о Ленине книгу объёмом в три миллиона печатных знаков (пока лишь готовящуюся к изданию) заявляю об этом со всей ответственностью. Но в реальном масштабе времени актуальным оказывается конкретный вопрос о конкретной исторической фигуре, на память о которой замахиваются активисты «Возвращения» – советском партийно-государственном деятеле и дипломате Петре Лазаревиче Войкове (1888-1927).

Биография Войкова достаточно известна, хотя ныне и перевирается даже в очевидных деталях. Так, например, о Войкове пишут, как о еврее, что неверно, да, впрочем, и несущественно. Утверждается также, что Войков вернулся из эмиграции в Россию вместе с Лениным в «пломбированном вагоне», в то время как Войков приехал со следующей партией политэмигрантов вместе с Мартовым и Луначарским.

В партию большевиков бывший меньшевик Войков вступил лишь в августе 1917 года, работал на Урале, в центральных внешнеторговых органах под руководством Леонида Красина… В последнем качестве он несколько раз упоминается в записках Ленина с не очень-то лестными деловыми оценками, и с 1922 года переходит на дипломатическую работу. В новой России имел место очевидный дефицит преданных Советской власти работников, хорошо знающих заграницу и языки, а Войков европейскую жизнь знал. С 8 ноября 1924 года он занимал пост полпреда СССР в Польше, и 7 июня 1927 года был смертельно ранен в Варшаве белоэмигрантом Ковердой. Показательно, что позднее – во время войны, Коверда сотрудничал с нацистами.

Прах Войкова был захоронен у Кремлёвской стены, где ныне и покоится. А имя его было дано ряду предприятий, улиц и населённых пунктов. В Москве есть станция метро «Войковская», о которой ещё будет сказано.

8 июня 1927 года – на следующий день после убийства Войкова, Сталин направил шифротелеграмму Молотову, начинавшуюся со слов: «Получил об убийстве Войкова монархистом. Чувствуется рука Англии. Хотят спровоцировать конфликт с Польшей. Хотят повторить Сараево или, по крайней мере, инцидент с Швейцарией в связи с убийством Воровского…». Заканчивалась же шифровка так: «Убийство Войкова даёт основание для полного разгрома монархистских и белогвардейских ячеек во всех частях СССР всеми революционными мерами. Этого требует от нас задача укрепления собственного тыла».

Сталин был точен – убийство Войкова стояло в одном ряду с убийством Вацлава Воровского (1871-1923), советского полпреда в Италии, убитого 10 мая 1923 года Конради во время Лозаннской конференции. Тогда задачей внешних антисоветчиков был срыв нормализации отношений СССР и Европы, а убийство Войкова произошло в атмосфере подготовки нового «крестового похода» против СССР, где Польше Пилсудского отводилась одна из главных ролей, а основные руководящие нити держала в руках Англия. Из переписки Сталина тех дней видно, что угроза интервенции очень беспокоила его, и основания к тому были – достаточно вспомнить нелегальную «эпопею» английского разведчика Сиднея Рейли, схваченного на территории СССР в сентябре 1925 года. Вот почему в ответ на убийство Войкова Сталин предложил «всех видных монархистов, сидящих у нас в тюрьме или в

концентрационном лагере, немедля объявить заложниками» и «теперь же расстрелять пять или десять монархистов, объявив, что за каждую попытку покушения будут расстреливаться новые группы монархистов».

10 июня 1927 года «Правда» опубликовала сообщение Коллегии ОГПУ о том, что в заседании от 9 июня был вынесен приговор о высшей мере наказания для 20 монархистов (П.Д. Долгоруков; Г.Е. Эльвенгрен, Е.Н. Щегловитов, А.А. Попов-Каратов и др.). К слову, это был приговор, вынесенный в особом порядке – внесудебном, но это был не бессудный, как ныне утверждают, расстрел. Расстреляли тех, кто был повинен в конкретных преступлениях против Советской власти. А 5 ноября 1927 года Сталин, отвечая на вопросы иностранных рабочих делегаций о роли и месте ГПУ в Советском государстве, сказал: «…буржуа всех стран питают к ГПУ животную ненависть. Нет таких легенд, которые не сочиняли бы про ГПУ… Не так относятся к ГПУ рабочие…» А далее Сталин заявил, что в СССР не намерены повторять ошибки Парижских коммунаров, которые были мягки к версальцам. «А за свою мягкость, – напоминал Сталин, – они поплатились тем, что, когда Тьер вошёл в Париж, десятки тысяч рабочих были расстреляны версальцами».

Сталин также заявил: «Не думают ли товарищи, что русские буржуа и помещики менее кровожадны, чем версальцы во Франции? Мы знаем, во всяком случае, как они расправлялись с рабочими, когда занимали Сибирь, Украину, Северный Кавказ в союзе с французскими и английскими, японскими и американскими интервенционистами».

В отличие от деятелей «движения» «Возвращение» Сталин знал историю, и, в отличие от деятелей «движения» «Возвращение», Сталин был на стороне рабочих, а не буржуа.

А ТЕПЕРЬ вернёмся к Войкову…

Во время работы на Урале он – по ряду данных – имел отношение к расстрелу царской семьи, что сегодня ему и ставят в вину деятели «Возвращения» прежде всего.

Сам факт расстрела, надо заметить, далеко не факт, и уж, во всяком случае, даже такой тёмный тип, как невозвращенец Григорий Беседовский в своих однозначно пасквильных мемуарах не отрицает, что Центр не хотел расстреливать царя.

Москва действительно была намерена провести над царём открытый процесс, но приближение белых и белочехов к Екатеринбургу обусловило решение уральских властей расстрелять царя и его семью, дабы не давать в руки контрреволюции живой символ. Такая версия событий была и в советской историографии общепринятой, но, повторяю, не всё здесь, тем не менее, до конца ясно. Недаром аутентичность якобы царских «мощей» по сей день подвергается сомнению. В писаниях Беседовского, якобы цитировавшего рассказ самого Войкова, приведены, к слову, такие способы уничтожения тел расстрелянных (расчленение, обработка концентрированной кислотой, сжигание в течение двух (!) суток подряд), что от тел не то что костных остатков, но и пепла остаться не должно было. Чьи же кости тогда покоятся ныне в Питере?..

Однако и не в участии или неучастии Войкова в бывшем или не бывшем расстреле царской семьи дело. В любом случае эта прόклятая народом и историей семья свою жалкую участь заслужила, а историческая необходимость и социальные интересы многомиллионной российской народной массы делали расстрел царя и его семьи актом хотя и – по обычным меркам – ужасным, но по ситуации оправданным. Потомки не имеют права судить предков с кондачка, без глубокого проникновения в ту эпоху и во все её аспекты – от исторического и социального до психологического и нравственного.

Так или иначе, выстрел Коверды в Войкова был не возмездием за участие в «цареубийстве», а политической провокацией против интересов России, предпринятой в рамках «злобы дня». К моменту гибели Войков работал в Варшаве почти три года, и «акт мщения» явно запоздал, да и по дате его притянуть к екатеринбургскому расстрелу, который если и имел место, то в ночь с 16 на 17 июля 1918 года, не получается. А вот потребность для Запада обострить и осложнить для СССР в 1927 году внешнеполитическую ситуацию была очевидной, что сразу же и понял Сталин, оценив убийство Войкова как провокацию Англии. «Екатеринбургский» момент был лишь формальным поводом, прикрытием истинных мотивов.

Сам по себе Пётр Войков при жизни был фигурой не первого ряда – один из немалого числа достаточно крупных, однако не выдающихся работников. Но трагическая гибель без преувеличений на боевом посту сделала Войкова фигурой исторической, заслуживающей доброй памяти в стране, которую он представлял за рубежом и на службе которой пал. Войков в своей жизни всегда был на стороне Труда, а не Капитала, и мог ли Капитал простить это ему?

И вот сейчас – в очередной раз, деятели «движения» «Возвращение» в буржуазной России начинают кампанию политико-исторического гробокопательства и требуют переименовать станцию московского метро «Войковская» и строящийся одноименный транспортно-пересадочный узел с остановкой Московской кольцевой железной дороги. Предлагаемый вариант замены: «Улица космонавта Волкова».

Судьба дважды Героя Советского Союза Владислава Волкова, члена первого экипажа орбитальной станции «Салют», погибшего при спуске на Землю, оказалась тоже трагической, а сам он – одна из славных фигур советской истории. Но именно – советской, то есть той, начало которой положили Ленин, Сталин, и их соратники, среди которых был и Пётр Войков.

Несмотря на огромные информационные возможности и усилия либеральных кругов (всё более равнозначных «пятой» и «шестой» антироссийским и антинародным колоннам), сознательная часть общества всё менее поддаётся на антисоветский и антикоммунистический пиар. Подчёркиваю – не бόльшая часть общества, а сознательная, то есть, та, которая не числит Солнце в спутниках Земли и помнит, что «Медный всадник» написан Пушкиным, а не Радзинским. Думаю, это – освобождение сознательной и патриотической России от наваждения антисоветчины, от либерального дурмана, и стало одной из причин новой активности антироссийских сил, включающих в себя и дутые якобы «народные» «движения» типа «Возвращения». Либералы и их зарубежные кукловоды и спонсоры панически боятся момента исторической истины для России, ибо наступление этого момента означает для них гражданскую смерть. Вот они и гальванизируют давние трупы царей и пускаются во все тяжкие, вплоть до петиции в адрес президента Путина с призывом рекомендовать Правительству Москвы стереть с карты Москвы «память о террористе, цареубийце и просто негодяе» Петре Войкове…

Грустная ирония нашего времени заключается в том, что люди, не имеющие понятия о чести и совести, апеллируя к Путину, заявляют, что «честь»-де не измеряется деньгами… Они, претендующие на звание историков и духовных вождей общества, в официальном обращении к главе государства позволяют себе сообщать о Войкове настолько явно вымышленные сведения, что их не принял бы в расчёт самый пристрастный прокурор, не рискуя своей профессиональной репутацией.

Откуда такая ненависть к советской истории, к социализму? Ведь все те, что сейчас ратуют за отмену советской топонимики, родились в СССР, оканчивали советские школы и вузы… Выходит, они (или их родители) всю свою жизнь до 1991 года держали против Советской власти кукиш в кармане? А при этом вполне благополучно встраивались в систему, пользовались её благами… Или дело не в скрытом до поры, до времени, антисоветизме, а в том, что Ленин, Сталин и Войков «виновны» постольку, поскольку «возвращенцам» «хочется кушать», а антисоветизм хорошо оплачивается?

В своём обращении к Путину его авторы употребляют слово «фарс», но именно так следует аттестовать их собственное поведение. Ведь имя советского героя Волкова для них – лишь повод для недостойных политиканских игрищ… Что им до памяти космонавта Волкова, до славы советской космонавтики – великого научно-технического достижения той Советской Державы, которая была бы невозможна без раскрытия ленинским Октябрём творческих, созидательных сил российской народной массы?

Похваляясь своей деятельностью, активисты «Возвращения» заявляют, что благодаря ей тема возвращения названий «вновь (как и в начале 90-х годов) стала актуальной в нашем обществе». А ведь это заявление почти равнозначно саморазоблачению! Либеральная вакханалия 90-х годов аукнулась России катастрофическими потерями – материальными, социальными, интеллектуальными, нравственными, людскими… И, выходит, деятели

«Возвращения» под маркой возвращения обветшавших уже десятилетия назад названий намерены возродить эту вакханалию, беременную финишной российской катастрофой?

Они бесстыже и лицемерно призывают к увековечению «в новой, свободной России» тех, «память о которых, – как заявляют они, – не разъединяет, а объединяет людей». Интересно – каких конкретно героев «новой, свободной России» имеют они в виду? Покойных «Александра Н. Яковлева», Березовского, Немцова? Имя Петра Войкова носили заводы и фабрики в Керчи, Запорожье, Херсоне… Шахта в Луганске… Посёлки в Крыму, в Донбассе, станция во Владимирской области… Осенью 1941 года под Симферополем оперировал бронепоезд «Войковец»…

Как видим, имя Войкова реально объединяло людей труда в России, на Украине, вдохновляло на борьбу за свободу и независимость нашей огромной Советской Родины. И теперь на всё это замахиваются либеральные Иваны, не помнящие родства, исторические отщепенцы и провокаторы.

Н-да…

Ослеплённая подобными провокаторами Украина отказалась от Ленина, от советской истории и символики, от своего вклада в русскую историю вообще…

А результаты?

О результатах, как говаривал Богдан Хмельницкий, «шкода говорити…» («не стоит и говорить»).

И то ли ещё будет!?

ОБРАЩЕНИЕ «движения» «Возвращение» к Владимиру Путину симптоматично. Обеспечить провокационному и разрушительному гробокопательству действительно массовую поддержку у либералов не получается. И приходится провоцировать главу государства, заявляя ему: «Уважаемый Владимир Владимирович! В именах сокрыта великая сила…»

Да, в именах действительно сокрыта великая сила, и Советская Россия как вдохновляющие ориентиры вобрала в свою культуру все достойные имена предшествующей. дооктябрьской своей истории, а затем обогатила историю России множеством новых достойных имён, которые знала вся страна, весь народ.

Сегодня не только замарываются грязью почти все эти имена, но даже имена новых подлинных героев современной России стране неизвестны… А они в России есть! Молодые водолазы, ради нового знания месяцами сидящие в барокамерах… Молодые лётчики-испытатели и просто военные лётчики, хранящие покой России. Наконец, новые российские космонавты… Но кто из нынешних мальчишек знает их имена, если эти мальчишки не знают имёни даже Гагарина, а уж Титова, Николаева и Поповича – и подавно?

Вот результат вашей подлой антиобщественной деятельности, господа, уверяющие, что она якобы способствует «гражданскому миру и согласию, патриотическому единству граждан».

Не способствует!

Лев Толстой метко и мудро заметил, что сила злых людей в их умении сбиться в банду, а слабость добрых людей – в их разобщенности…

Политиканствующие якобы интеллектуальные бандиты, разрушающие Россию и совершающие акты исторического террора против исторической правды, давно сбились в те или иные социально преступные сообщества. А что же созидательные силы общества? Они разобщены, они не предпринимают эффективных мер к объединению…

А ведь та же КПРФ и прежде всего её многочисленная фракция в Государственной Думе могли бы сразу же, оперативно реагировать на провокации типа петиции в адрес Путина… Уж направить-то в тот же адрес контр-обращение – труд небольшой!

И только ли коммунисты России обязаны публично и официально противостоять политико-историческим и социальным провокациям негодяев и подлецов?

При этом надо и публично напоминать Владимиру Путину, что он – высший персонифицированный гарант Конституции РФ, а Российская Федерация есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой

правления, Президент которого по определению не может поддерживать рецидивы монархизма в любой форме.

Не мешает напомнить Владимиру Путину и Пункт 1 Статьи 3 Главы 1 Конституции РФ, гласящий, что «единственным источником власти в Российской Федерации является её многонациональный народ», а не олигархические и политиканские группировки.

К слову, в соответствии с Пунктом 1 Статьи 24 Главы 2 Конституции РФ распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускается, и по духу этого конституционного положения не допустимы и бездоказательные (с чисто юридической точки зрения) обвинения в отношении исторических фигур прошлого. А о частной жизни того же Войкова либералы открыто распространяют сплетни типа инсинуаций Беседовского, которые не имеют и не могут иметь документального подтверждения, и на основании этих сплетен обвиняют Войкова в моральной якобы нечистоплотности и т.д.

Нехорошо, господа…

Да, пользуясь политической инертностью общества и попустительством нынешней власти, можно реализовать мечту Гитлера и переименовать Ленинград в Санкт-Петербург… Можно свергнуть с исторического пьедестала советского героя гражданской войны Григория Котовского, но затем неизбежно наступает очередь советского героя Великой Отечественной войны Ивана Черняховского…

Можно под вопли очумевших сопляков ломать памятники Ленину, но потом неизбежно приходит очередь осквернения могил советских воинов в Польше, за свободу и независимость которой погибло в несколько раз больше граждан СССР, чем граждан Польши…

Можно переименовать и станцию метро «Войковская» в метро «Улица космонавта Волкова», а затем потребовать ликвидации Мавзолея и устранения из Кремлёвской стены урны с прахом большевика Войкова…

Но как бы затем обманутые зловещими, если вдуматься, «либералами»-«возвращенцами» люди не потребовали вообще ликвидации захоронений в Кремлёвской стене, то есть – ликвидации того советского пантеона национальных героев, который полностью принадлежит советской истории, и в котором есть урна с прахом космонавта Волкова…

Полный, тотальный отказ от прошлого России и от будущего России – вот логическая точка якобы патриотической деятельности «движения» «Возвращение» и иже с ним. И логическим завершением этой деятельности может быть лишь одно – окончательный нравственный распад общества и финальная, необратимая государственная катастрофа Российского государства.

Напомню, что горбачёвская «катастройка» начиналась как раз с исторической лжи о советском прошлом, с апологетики монархии на фоне псевдоисторической истерики либералов – того же «философа» Александра Ципко, который ныне подвизается в «движении» «Возвращение»…

В результате мы получили развал страны и национальную катастрофу, не имеющую аналогов в прошлом.

Нынешняя истерика либералов – это что, системный пролог к новым трагедиям? К уже путинской «катастройке»? Похоже, ведут нас к этому. И если Владимир Путин не желает стать очередным катализатором гибели державы, то ему стоило бы и впрямь вспомнить о своих конституционных правах и рекомендовать разного рода «возвращенцам» не ворошить героические могилы, нанося сор на историю и судьбу России.

Сергей Брезкун (Кремлёв)

Create & Design Alexandr Nemirov